«Вечное Ближневосточное яблоко раздора»

 

В многовековой истории еврейского народа существует несколько периодов, когда его судьба висела на волоске. Но ни жестокие притеснения, ни сотни тысяч жертв погромов, ни даже Холокост не унесли столько еврейских душ, сколько унесла ассимиляция. Поглощение маленькой еврейской общины огромной человеческой массой завоевателей или невыносимые условия жизни в галуте нередко приводили к утрате евреями своего национального или религиозного самосознания. Одним из таких критических моментов для евреев наступил в IV веке до н.э., когда маленькая Иудея оказалась под пятой мощной греко-сирийской цивилизации. Избавлению от грозящей тогда смертельной опасности эллинизации мы сегодня посвящаем национальный праздник Хануки.


1

В 300 году до н.э. на Ближнем Востоке, в 50 милях от устья реки Оронт в северной Сирии (ныне – Аси), на ее левом берегу появился новый город. Его заложил 65-летний Селевк I Никатор («победитель»), начальник конницы Александра Македонского.  Когда в 323 году император ушел из жизни, между его полководцами (диадохами) началась более чем двадцатилетеяя борьба за власть, завершившаяся распадом громадной империи, которую тот после себя оставил. Ее границы простирались от реки Истр (ныне – Дунай) до реки Инд в Индии. Селевку досталась та ее честь, которая  называлась Сирией.

От Селевка пошла династия сирийских царей – Селевкидов,  объявившая себя в 312 до н.э. наследницей бóльшей части азиатской империи Александра Македонского. В центре империи Сирия как раз и оказалась, и именно отсюда  греческая культура стала распространяться по всей Азии. Правители династии вели войны с мятежными наместниками провинций, с другими эллинистическими государствами,  с вторгшимися галатами, а позднее и с римлянами. В конце концов в 65 до н.э. Сирия, где правили Селевкиды, была присоединена к Риму, став его провинцией.

Селевк, считая начало своего царствования с 312 года до н.э., ввел с этого года новое, так называемое селевкидское летоисчисление, оставшееся в истории как «греческая эра».

За период своего правления на обширных территориях империи Селевк основал 70 городов, два из которых стали столицами: одна – та, что на реке Оронт, а другая – та, что на реке Ефрат. Первую назвали Антиохией – по имени всех царей этой династии – Антиохов (ныне – Антакья в Турции), вторую – Селевкией, по имени основателя империи.

Правда, это была не единственная Антиохия в Сирии:  к этому времени там уже было 15 городов с таким названием (Селевкий также было несколько), поэтому  для уточнения, о каком именно городе из шестнадцати идет речь, его стали именовать Антиохия-на-Оронте. Иногда можно встретить название Антиохия Великая, что вполне справедливо, ибо были периоды, когда   население города достигало полумиллиона человек. Во времена римского владычества здесь располагалась резиденция  римского проконсула, чья власть распространялась и на Эрец-Исраэль.

Сын Селевка Антиох I Сотер взошел на престол после того, как его отец погиб, потерпев поражение при попытке присоединить к своей империи Фракию и Грецию. В период царствования Антиоха I и началась череда бесконечных войн между Селевкидами и Птолемеями, которые в то время владычествовали в Египте. Основатель египетской династии Птолемей I также принадлежал к числу  диадохов. Кстати,  Селевк I Никатор после 19-летнего правления Сирией как раз и пал пал от руки сына Птолемея, командовавшего войском противника.

Имено тогда, в конце IV века до н.э., в греческих письменных источниках впервые появились упоминания о евреях.  В них евреи представлялись людьми, отличающимися храбростью, самообладанием и философским складом ума. Их жизнь описывалась богатой духовным наполнением, при этом власти предоставляли им условия определенной культурной и религиозной свободы.

Со дня основания Антиохии в городе проживало значительное число евреев, которые получили от Селевка Никатора права гражданства. Их привилегии были записаны на особых медных досках, которые относились к предметам особой ценности, а потому тщательнейшим образом охранялись. Главе еврейской общины, архонту, согласно традициям того времени, сирийские цари приносили в столичную синагогу многочисленные дары.  Евреи, в свою очередь, стремились отплатить за добро добром  и преданность престолу считали своим долгом.  В частности, когда однажды языческое население города устроило по какой-то причине бунт и осадило в царском дворце его владельца, Деметрия II Никатора, евреи во главе с Маккавеем Ионатаном принудили их бежать и спасли  владыке жизнь.


2

История династии Селевкидов и их взаимоотношения с Древней Иудеей достаточно интересна, тем более, что кое-кто из ее царей вошел в еврейскую мифологию.

У каждого царя Антиоха был свой порядковый номер, и почти у всех были прозвища, с которыми они остались в истории. Однако эти прозвища не всегда можно отождествлять с личностью владельца.  Сейчас уже трудно, к примеру, сказать, почему сын Антиоха VIII Грипа  Селевк VI был «награжден» современниками сразу двумя весьма почетными прозвищами: Епифан («знаменитый») и Никатор («победитель»):  Сирией он правил всего два года, а когда Антиох Х Благочестивый победил его, бежал в провинцию. Пытаясь там собрать войско, чтобы продолжить борьбу за трон, он обложил местное население непосильными налогами, что привело к бунту. Восставшие осадили его дворец, а затем  и подожгли. Бывший владыка погиб при пожаре вместе со всеми придворными и охраной.

Из двенадцати царей династии Селевкидов, как минимум, девять оказали серьезное влияние на жизнь еврейской общины Эрец-Исраэля.  Начиная с Антиоха II, кстати, благоволившего евреям и предоставлявшего им множество гражданских прав, большинство из них упоминается в Библии. Войны между Селевкидами и Птолемеями, которые велись десятилетиями, приводили к огромным жертвам с обеих сторон. Но случалось, что сирийские цари становились жертвами совсем не  военных действий. К гибели одного из Антиохов привело как раз стремление к миру. Так, Антиох II «Теос» (первый из царей в мировой истории, который получил такое имя – «Бог») в какой-то  момент войны с египтянами заключил мир и в качестве доказательства серьезности своих намерений женился на дочери египетского царя Птолемея II  Филадельфа, разведясь для этого со своей женой Лаодикой. Через два года он вернул себе Лаодику, но та, хоть и была  восстановлена в своих правах, тем не менее,  отравила  его и его египетскую жену, а потом казнила заодно и их малолетнего сына.

Главным предметом борьбы двух династий была Иудея, находившаяся на перекрестке караванных путей, а потому во все времена считавшаяся «вечным ближневосточным яблоком раздора».  Основным предметом притязаний являлся контроль за торговыми отношениями между Востоком и Западом. Эта борьба веками самым драматическим образом отражалось на жизни еврейской общины Эрец-Исраэля, которую, по выражению Иосифа Флавия, бросало, как корабль в бурю. Еврейские лидеры, стремившиеся уберечь свой народ от гибели, стояли перед нелегким выбором,  кого  в войнах Птолемеев и Селевкидов поддержать. Чаще всего выбор склонялся в сторону сирийского правления, которое хотя бы не облагало их такими непомерными налогами, как египтяне.

Пришедший в 223 году к власти Антиох III Великий одержал ряд побед над египтянами. Когда в 198 году он смог разбить египетского полководца Скопаса, жители Иерусалима сами открыли ему ворота своего города. Если верить Иосифу Флавию,  Антиох III даровал евреям свободу религиозных отправлений и на три года освободил от налогов. Более того, он повелевал, чтобы необходимые для жертвоприношений вино, масло, ладан, пшеница, дрова и соль доставлялись в Храм за счет царской казны. Своим посланием Антиох III подтвердил культурно-религиозную автономию Иудеи: «Все сыны племени будут жить по законам своих предков». (Справедливости ради следует отметить, что для античного мира вообще не был характерен запрет или преследование религий).

Антиох III Великий стал первым из Селевкидов, кто остался персонажем еврейских исторических хроник. 36 лет он находился у власти и погиб в 187 году до н.э. при попытке изъятия сокровищ храма Баала в Элимеиде. Спустя 12 лет престол попал в руки Антиоха IV Епифана, деятельность которого и привела к освободительной борьбе Маккавеев и обретению Иудеей независимости.


3

Касательно Антиоха IV cлово «епифан»,  означающий «знаменитый», в каком-то смысле справедливо, если только не считать геростратову славу почетной, но в еврейских источниках оно чаще заменяется словом «нечестивый», а иногда даже – «сумасшедший». И действительно, троном он овладел, умертвив своего брата Селевка и не допустив к власти племянника Деметрия.  А характер его был таков, что признать его психику нормальной очень трудно: его эксцентрические поступки  были непредсказуемы, вспышки безудержного веселья и приступы невероятной щедрости в один момент могли смениться  яростью и жестокими преследованиями. Да и смерть он себе выбрал позорную:  после одиннадцати лет правления он потерпел  поражение в борьбе со значительно  уступающими ему по величине и вооруженности войсками Маккавеев, а затем не нашел ничего лучшего, как в поисках средств попытаться ограбить одно из «Семи чудес света» –  храм Артемизии в Эфесе.
Во время этой акции он и был убит, разделив тем самым судьбу своего отца Антиоха III, погибшего во время столь позорной акции.

В целом династия Селевкидов стремилась  сплотить в единое культурное и религиозное целое все области своего государства, населенного разными народами, у каждого из которых были своя культура, свой язык,  своя религия, и что именно этим объясняется ее стремление к эллинизации Иудеи. На территории Эрец-Исраэль в это время уже существовало 29 городов, заложенных  греками, правда, ни один из них не располагался на территории древней Иудеи – подлинном историческом центре еврейства. Справедливости ради следует сказать, что многие из них действительно достигли высокого уровня культурного развития.

В начале II века до н.э. эллинизированные евреи получили контроль над большинством высших священнических должностей. Один из первосвященников, Иасон, начал обустраивать Иерусалим по образцу греческого города, стремясь создать нечто вроде Антиохии-в-Иерусалиме. Были учреждены учебные заведения греческого типа. Одновременно там же, в Иерусалиме, существовала еще блолее радикально настроенная эллинистическая фракция. Ее возглавлял другой первосвященник – Менелай.  Их противостояние привело к гражданской войне, в которой Менелая поддерживали богатые аристократы, а Иасона – простолюдины. Антиох IV отдал предпочтение движению, возглавляемое Манелаем.  Существует предположение, что один из свитков Мертвого моря – «Война сыновей света против сыновей тьмы» – описывает именно эту, достаточно жестокую борьбу.  Возникший в иудаизме образ мученика как личности, проносящий  свидетельство веры через страдания и смерть, скорее всего датируется именно этими событиями.
Несколько позднее этот образ начал культивироваться в развивающемся христианстве.

Из всех царей династии Селевкидов наибольшие усилия по ассимиляции и эллинизированию евреев приложил Антиох IV. В 168 году он своим указом приказал превратить Иерусалимский храм в святилище Зевса и отправлять там также культ Диониса. Он силой принуждал евреев отказаться от  соблюдения законов своей религии, запрещая им справлять свои праздники, встречать Субботу, делать младенцам обрезание. Его правители на местах принуждали евреев  приносить жертвы греческим богам и есть свинину. Но за всем этим вовсе не стояла великая идея эллинизации всего народа Сирии, в том числе и иудеев. Мотивы его были гораздо более прозаические: Антиох остро нуждался в деньгах для ведения своих безумных войн и, ограбив славившийся свои великолепием Иерусалимский храм, он такие деньги получил. Их Храма тогда были вывезены вся казна и все ценные предметы, включая золотую менору, золотой алтарь и золотой стол для хлебов.

К несчастью, в Иудее оказалось достаточно людей, которые поддерживали политику Селевкидов по ассимиляции евреев и эллинизации всей иудейской провинции. Им импонировала богатая культура эллинов. Они хотели бы преодолеть религиозную и культурную изоляцию евреев и превратить иудею в центр европейской торговли. Но при этом они были готовы пожертвовать своей уникальной еврейской идентичностью. Как было отмечено в Первой Книге Хасмонеев, «в те дни вышли из Израиля сыны беззаконные и убеждали многих, говоря: пойдем и заключим союз с народами, окружающими нас, ибо с тех пор, как мы отделились от них, постигли нас многие бедствия. Некоторые из народа изъявили желание и отправились к царю; он дал им право исполнять установления языческие. Они построили в Иерусалиме святилище по обычаю языческому, и установили у себя необрезание, и отступили от Святого Завета, и соединились с язычниками, и продались, чтобы делать зло».

Поддержав греко-сирийских оккупантов, эти грекофилы (за ними закрепилось тогда слово «митъявним» – отречившиеся) фактически выступили против интересов собственого народа, поскольку на самом деле деньги нужны были царю не для внедрения в массы основ греческой цивилизации, а для оснащения похода против Египта. Но сопротивление римлян заставило царя отказаться от войны, и тогда вся его ярость и необузданная страсть обрушились на евреев. Иерусалим был ограблен и сожжен, мужчины убиты, а женщины и дети уведены в плен.

В период правления Антиоха Епифана беспредел, который он устроил в Иудее, привел к тому, что народ еврейский совершенно пал духом. Людьми овладели страх и отчаяние. Правда, было достаточно много таких, кто выбрал путь борьбы и самопожертвования, но большая часть, спасая жизнь детей и внуков, склонилась перед насилием и присоединилась к кругам эллинизированных евреев, отказавшихся от веры предков и усвоивших культуру завоевателей.


4

Но однажды случилось событие, которое коренным образом изменило существующую ситуацию. В маленьком городке Модиине, что в Иудейских горах, некий эллинизированный еврей, имя которого не сохранилось, собирался принести языческую жертву. Происходило это на городской площади в присутствии большого стечения народа. Сама процедура жертвоприношения была настолько вызывающей по отношению к религиозным чувствам горожан, что один из них по имени Маттитьяху Хасмоней, напал на коллаборанта и убил его. В схватке погиб и сопровождавший того греческий чиновник. После этого Хасмоней  разбил жертвенники и обратился к толпе с призывом, вошедшим в еврейскую историю как высшее проявление национальной доблести:  «Все, кто верен Господу, – ко мне!  Все, кто предан Торе Господней и завету с Господом, – за мной!». На дворе стоял 167 год до н.э.
 
К Маттитьяху немедленно присоединились пятеро его сыновей, а затем и другие патриоты. Они образовали отряд, к которому стали стекаться люди из городов и сел, из горных пещер, в которых скрывались все, кто протестовал против насильственного внедрения в их жизнь  чужеродной  культуры и религии. Вначале это были мелкие мобильные партизанские отряды, которые пользовались поддержкой местного населения и потому были для оккупантов неуязвимыми.  Но вскоре еврейская армия могла уже вступать в открытый бой с профессиональной армией греков.

В 166 году внезапно скончался Маттитьяху, и руководство восстанием взял на себя третий его сын – Йегуда Маккавей. Быстрые, маневренные, хорошо знакомые с местностью отряды повстанцев своими внезапными вылазками наносили серьезный урон противнику, и все же окончательное поражение его можно было обеспечить лишь в открытом бою. И такие битвы состоялись. Их было три: у Бейт-Хорона в 166 г., у Эммауса в 165 г. и у Бейт-Цура в 164 г. Сирийские войска отступили. Был освобожден Иерусалим и заново освящен Храм. Но борьба не прекращалась,  военные столкновения продолжались, и в одном из них Йегуда Маккавей погиб. Случилось это в 161 году.

В ту эпоху и был установлен праздник в память об очищении Храма и возобновлении храмового служения. Письменных свидетельств той эпохи о ханукке не сохранилось, и большая часть известных литературных источников относится к памятникам еврейско-эллинистической литературы. Наиболее древние литературные произведения, посвященные ханукке и сохранившиеся в рамках еврейской традиции, – комментарий к «Мегиллат Та'анит» и «Антиохов свиток».

Политическая независимость Иудеи, обретенная в результате восстания Маккавеев, длилась  около двухсот лет, вплоть до разрушения Второго храма в 70 году н.э. Но большую часть этого периода проблемы греко-сирийской династии Селевкидов попрежнему самым серьезным образом влияли на жизнь маленькой Иудеи. Попытки еврейских лидеров остановить волну эллинистического влияния зачастую были бесплодными. Более того, они сами часто являли пример пусть небольшой, но все же заметной эллинизации.

Около трех тысяч слов греческого происхождения можно сегодня обнаружить в талмудических текстах. Развивающаяся культура, наука, политика и даже религия не могли обойтись без заимствований из греческого лексикона. Ориентируясь на аудиторию, владеющую греческим языком, раввины нередко использовали греческий перевод библейских стихов. В надгробиях на еврейских кладбищах стали преобладать греческие надписи. Среди рукописей в пещерах Мертвого моря были обнаружены написанные на греческом языке. Еврейский драматург того времени Иезекииль писал свои трагедии на греческом, и в них весьма заметно прослеживается влияние Еврипида. Дети при рождении стали все больше и больше получать греческие имена. Новые синагоги создавались с использованием опыта строительства эллино-римских базилик, а декор часто содержал языческие мотивы.

Гибель Антиоха IV Епифана привела на престол его 12-летнего сына, ставшего Антиохом V Евпатором («знатного происхождения»). Опекун юного царя и регент государства Лисий, который при жизни предыдущего царя потерпел от Маккавеев жестокое поражение, во главе огромной армии выступил против Иудеи и разбил малочисленное войско Иуды Маккавея на Бет-Захарийском поле, близ Иерусалима. Голодающие из-за нехватки продовольствия в условиях «седьмого года»  защитники крепости на Храмовой горе (Сионе) вынуждены были сдаться. Но воспользоваться плодами своей победы Лисий  не успел: начавшаяся смута  в Антиохии  заставила его пойти на уступки, и в конце концов он дал евреям полную религиозную свободу. Позднее  в результате дворцового заговора и он, и Евпатор были убиты.

Начавшаяся однажды смута уже не прекращалась. Борьба за власть в Сирии продолжалась еще почти сто лет и закончилась полным распадом некогда сильного государства. Евреи во всем этом процессе были самыми активными участниками, поддерживая то одну, то другую воюющую сторону. Властители не всегда были милостивы к ним. Скажем, малолетний Антиох VI по совету регента Трифона пользовался их  помощью. Он утвердил за Хасмонеем Ионатаном все его владения, а его брата Симона назначил военным начальником всей области, простирающейся до границ с Египтом. Евреи, в свою очередь,  помогли ему одержать победу в нескольких важных сражениях.

А вот Антиох VII Сидет (от названия города Сиды), воспользовавшись военной помощью евреев для свержения власти Трифона, затем предал их, потребовав от Хасмонея Симона отдать ему несколько городов, включая Иерусалим, а когда Симон отказался это сделать, опустошил Иудею и после нескольких лет осады взял Иерусалим силой.

Антиох VIII Грип («крючковатый», прозванный так из-за формы носа) дружил с еврейской общиной и пользовался ее поддержкой, зато Антиох IX Кизикен (от города Кизика) был резко враждебен к евреям.  Характером он был похож на Епифана и делал неоднократные попытки полностью подчинить себе Иудею. Но к этому времени (конец II века до н.э.) Иудея окрепла, обрела сильную армию, и, потерпев несколько поражений, Кизикен отставил ее в покое. Сын Грипа Антиох  XII  стал последним сирийским царем династии Селевкидов, который имел дело с евреями, в частности, он провел свое войско через Иудею во время похода против арабского царя Арета.

В течение трех столетий была вовлечена Иудея в политические интриги сирийских царей. Это стоило евреям много крови, но и дало возможность вписать в свою историю одну из блистательных страниц – победу восстания Маккавеев над могущественным захватчиком и обретение независимости. А мы ежегодно отмечаем праздник Ханукки не только как праздник света и чуда, свершившегося в Храме, но и как праздник мужества и силы духа нашего маленького, но достойного народа.

 
 
Яндекс.Метрика