Холокост глазами историка ХХI века. Часть 2

 

Продолжение. Начало см. «Мезуза», №16



Вопрос: Как сейчас принято говорить, история не знает сослагательного наклонения. И все же, давайте попробуем взглянуть на мир глазами человека середины 1930-х годов. Как Вы считаете, можно ли было что-то сделать, чтобы предотвратить уничтожение нацистами шести миллионов евреев Европы?

Чтобы сделать хоть что-то, надо было знать или хотя бы подозревать, что нацисты планируют совершить такую акцию, да еще в масштабах всего континента. Произошло это потому, что лидеры стран антигитлеровской коалиции буквально до последнего дня были практически в неведении о проводившемся на оккупированной Германией территории геноциде, а тем фактам, которые становились достоянием общественности, они просто не доверяли: уничтожение миллионов людей по этническому принципу не укладывались в мозгу обычного человека.

В принципе, предотвратить Холокост можно было, но только в одном случае: если бы удалось каким-то образом заставить нацистов отказаться от самой идеи тотального уничтожения людей по этническому, национальному или какому-нибудь иному признаку. Ведь в случае победы в войне они готовились, как заявлял Гитлер, «вытеснить и истребить славянские народы». И нельзя забывать, что геноциду подверглись еще сексуальные меньшинства и лица, страдающие психическими заболеваниями! В Минске, например, едва ли ни в первые недели оккупации были уничтожены все больные, находившиеся на лечении в психиатрическом отделении Второй клинической больницы.

Вопрос: И все же, какое-то количество евреев еще до начала Второй мировой войны смогли уехать в нейтральные страны и тем самым спасти жизнь себе и своим близким.

Да, конечно. Число принятых западными странами беженцев велико и измеряется сотнями тысяч. До октября 1941 г., когда в Германии был наложен запрет на эмиграцию, эту страну покинуло 267 тысяч человек. 60 тысяч из них оказались в Палестине. Из Австрии в течение 18 месяцев, от момента аннексии этой страны Германией и до начала Второй мировой войны, бежало 110 тысяч евреев. Но даже если предположить, что о чудовищном замысле нацистов было заранее известно, как можно было вывезти, расселить, накормить, обеспечить работой и т.д. целый народ, если в одной только Польше было 3 миллиона 200 тысяч евреев?

Вопрос: Немедленно возникает другой вопрос: неужели замысел уничтожения такого огромного количества людей всех возрастов нацистам удавалось скрыть от мира, а сами акции – проводить совершенно незаметно от всего остального населения оккупированных стран?

Сама идея геноцида так или иначе просматривалась в идеологии нацизма и принимаемых ими расовых законах, но в силах ли было кому-либо заставить нацистов отказаться от идеи, занимавшей одно из основных мест в целях и задачах их движения? К тому же наци до последнего дня Рейха скрывали истинность и глобальность своих замыслов по отношению к еврейскому населению Европы. Вот почему возникающие в прессе 1930-х гг. редкие голоса на эту тему или отдельные приходящие сообщения об уже проводящемся геноциде отвергались политологами – настолько сама идея была одиозной и противоречила здравому смыслу.

И потом, чем ситуация в Германии 1930-х гг. отличалась, скажем, от ситуации в США, где еще совсем недавно, на исторически весьма близком отрезке времени, существовали законы о расовой сегрегации, а «негритянская проблема» и в середине ХХ века стояла так же остро, как «еврейская» в нацистской Германии? Даже в 1943 году, когда массовые казни евреев на оккупированных Гитлером территориях стали неоспоримым фактом, в западных странах, в том числе и в США, этому отказывались верить. Как говорится, «этого не может быть, потому что не может быть никогда». Оказалось, что может.

Вопрос: Означает ли это, что ситуация в середине ХХ века мало чем отличалась от всего того, что было человечеству знакомо с древних времен?

Не совсем. Одно принципиальное отличие все же было. Историки и политики 1930-х гг., включая лидеров еврейского национального движения – и религиозных, и светских – упустили тот момент, когда традиционный (общественный, религиозный, экономический, политический и т. д.) антисемитизм уступил место антисемитизму расовому, в задачи которого входит уже не обычная (хоть и в самых разнообразных формах) дискриминация, а физическое уничтожение евреев. Общественное сознание, воспитанное на мысли о неизбежности многовековых преследованиях евреев, фиксировало факты дискриминации и преследований евреев Германии, осуждало нацистские Нюрнбергские расовые законы, но при этом не видело в этих событиях чего-то особенного, чего не происходило бы в прошлом и что отсутствует в настоящем.

Вопрос: Число евреев, стремящихся покинуть территорию нацистской Германии, исчислялось сотнями тысяч. Необходимость дать хоть какой-то приют этим людям хотя бы ради спасения их жизней стала проблемой мирового уровня. Неужели никто из мировых лидеров не смог взять на себя ответственность и попытаться организовать расселение немецких и австрийских евреев по всем странам мира?

Такую ответственность взял на себя Рузвельт, президент Соединенных Штатов Америки, который летом 1938 года инициировал проведение мировой конференции по проблемам беженцев из Германии и Австрии. То есть, всех беженцев, а не только евреев. Это было связано с тем, что, как мы уже говорили, никаких данных о готовящемся геноциде европейских евреев вплоть до 1943 г. мир не имел. А в существующей в большинстве стран (в том числе и в США) системе квот в отношении беженцев из нацистской Германии не проводилось разграничения между евреями и всеми остальными иммигрантами. Поэтому с точки зрения решения судьбы еврейского народа прошедшая в июле 1938 года во французском городе Эвиане международная конференция оказалась безрезультатной. Как и в отношении всех беженцев из нацистской Германии в целом.

Вопрос: То есть, международное сообщество вообще отказалось решать проблему беженцев?

Да, именно так. Заявлявшая о своем нейтралитете Швейцария отказалась принять конференцию у себя, и делегаты собрались 6 июля 1938 г. во французском городе Эвиан-ле-Бен. Из 32 стран, принявших участие в Эвианской конференции, лишь 3 были представлены специальными делегациями (США, Великобритания и Франция), остальные ограничились обычными дипломатами. Несмотря на попытки лидеров Всемирного еврейского конгресса и Американской сионистской организации добиться разрешения принять участие в конференции, допущены они на нее так и не были. Председатель конференции даже отказался принять для беседы президента Всемирной сионистской организации Хаима Вейцмана. Представители международных организаций по делам беженцев и представители самих беженцев не принимали участия в работе конференции. Последние просто не были к ней допущены.

Конференция длилась 8 дней, приняли участие представители 32 стран. В выступлениях участников прозвучало ярко выраженное нежелание подавляющего большинства стран открыть свои границы.

Вопрос: А чем участники конференции мотивировали свой отказ принять беженцев?

Открывая конференцию, представитель США заявил, что США уже сделали все возможное, впустив в 1938 г. 27 370 человек, то есть, полностью заполнив въездную квоту для беженцев из Германии и Австрии. Представитель Франции заявил, что его страна уже приняла максимальное число беженцев. Такую же позицию заняла Бельгия. Нидерланды были готовы стать транзитным пунктом для беженцев, направляющихся в другие страны. Австралия объяснила свой отказ впустить беженцев из Европы тем, что в стране нет конфликтов на национальной почве, и она не хочет их возникновения. Канада и ряд стран Латинской Америки заявили, что причиной отказа являются экономический кризис и большая безработица. Только одна страна изъявила готовность принять большое число беженцев, предоставив под их размещение земельные пространства. Это была Доминиканская Республика.

Вопрос: Но как раз Соединенные Штаты с их огромными материальными и человеческими ресурсами и самой низкой плотностью населения и, к тому же, самой крупной еврейской общиной в мире могли бы сделать в этом отношении серьезный вклад.

Но этот вклад они не сделали. В период с 1933 по 1944 г. США вообще приняли только 190 тысяч еврейских беженцев. В мае 1939 года американские власти даже отказали во въездных визах 933 пассажирам парохода «Сент-Луис», прибывшим из Гамбурга в Гавану и ждущим этой визы, не сходя на берег. Не проявили снисходительности и кубинские власти, и корабль вернулся в Европу вместе с пассажирами. Те беженцы, которые с помощью «Джойнта» высадились в Англии и странах Западной Европы, смогли пережить Холокост, однако 250 пассажиров «Сент-Луиса», возвратившихся в Германию», стали его жертвами.

Особую роль в саботаже попыток спасения хотя бы части обреченного на гибель еврейского населения Европы сыграли чиновники Государственного департамента США. Так, в 1943 г. группа ведущих специалистов Министерства финансов вскрыла факты сокрытия поступавшей из Швейцарии информации о проводимом нацистами геноциде евреев, сорвав ряд мер по спасению евреев Франции и Румынии. Антисемитские настроения подогревала нацистская радиопропаганда, которая, используя непопулярность еврейского населения в США, внушала американскому обывателю мысль, что война идет не «против нацистов», а «за евреев».

Вопрос: Но было одно государство, которое несло персональную ответственность за судьбу еврейских эмигрантов – Великобритания. Ведь именно ей Лига наций передала 24 июля 1922 года мандат на управление Палестиной, возложив при этом обязанность создания там национального дома для еврейского народа.

Это верно. Если бы такой «дом» в период между двумя мировыми войнами был «построен», евреи располагали бы территорией, на которой смогли бы найти убежище и спасение от грозящей от рук нацистов гибели. Ведь именно о собственном государстве евреев как об «убежище» от врагов мечтал в свое время организатор сионистского движения Теодор Герцль. Но этого не произошло.

Уже в Эвиане представитель британского правительства отметил, что непосредственно на территории королевства его страна не может разместить беженцев из-за перенаселенности и большого числа безработных. А что касается Палестины, то он вообще полностью исключил Ближний Восток как возможное убежище для беженцев. Великобритания была готова принять лишь небольшое число беженцев в своих колониях в Восточной Африке. Самым трагическим образом такая политика отразилась на еврейском населении оккупированной нацистами Европы. Последним актом этой трагедии стало появление 17 мая 1939 года очередной, шестой по счету, «Белой книги» – своеобразного отчета министра колоний парламенту о политике Великобритании в отношении Британского мандата в Палестине. На сей раз ее автором был очередной министр колоний Малкольм Макдональд».

Вопрос: А как такие «Белые книги», будучи сугубо внутриполитическим делом англичан, влияли на политическую ситуацию в Европе?

«Белая книга Макдональда» была не только очередным отчетом министра колоний правительству. Это был еще своеобразный ответ арабскому населению Палестины на его требование полностью запретить еврейскую иммиграцию и приобретение земли евреями. И это действительно была шестая по счету «Белая книга» со дня получения Великобританией мандата на управление Палестиной. Первой была «Белая книга Черчилля» (1922). С появлением каждой очередной «Белой книги» возможности евреев на репатриацию все больше и больше урезались. «Белая книга 1939 года» стала финальной в этом списке. Она объявляла, что квота иммиграции евреев на ближайшие пять лет будет равна 75 000 человек. Провозглашение такой политики в период установления нацистского господства над значительной частью Европы, на пороге Второй мировой войны, когда началось массовое бегство евреев с оккупированных территорий, было настоящим преступлением против человечности. Оно почти полностью лишало возможности бегства обреченных нацистами на гибель евреев на единственную, официально закрепленную за ними Лигой нации территорию в условиях отказа всего остального мира помощи им в спасении. Не говоря уже о том, что оно являлось грубым нарушением упомянутого нами исторического решения Лиги наций от 1922 года.

Вопрос: А в чем была суть этого «исторического решения Лиги наций от 1922 года»?

Утвержденный Лигой Наций британский мандат на управление Палестиной стал первым официальным международным документом, который не только формально признавал связь еврейского народа с его древней Родиной, но и определял создание еврейского национального дома в исторической Земле Израиля как задачу всего международного сообщества. Тогда, в драматические межвоенные годы, мир самоустранился от решения этой глобальной задачи. Причем самое трагическое в этом процессе было то, что от нее самоустранилась даже Великобритания, что, в конечном итоге, завершилось величайшей трагедией в истории – народоубийством под названием Холокост.

Сегодня историки расценивают антиеврейскую политику правительства Великобритании вторым по значению фактором, способствующим осуществлению геноцида евреев Европы в годы существования нацистского режима в Германии и союзных с ней странах. Не случайно именно в 1938 году и были произнесены две, ставшие знаменитыми фразы. Одну произнес будущий первый президент Израиля Хаим Вейцман: «Мир разделился на два лагеря: на страны, которые не желают иметь у себя евреев, и страны, которые не желают пустить их к себе». Другую произнес помощник гессенского штатгальтера Линдер: «Евреи пользуются в Германии единственным правом – правом на смерть».

Вопрос: Как относилось к обострению «еврейского вопроса» в нацистской Германии руководство СССР?

С момента прихода Гитлера к власти и до заключения 23 августа 1939 года пакта с Германией, получившего название Пакта Риббентропа-Молотова, руководство СССР неоднократно выступало с осуждением расовой и антисемитской политики нацистов. В советской прессе регулярно появлялись сведения о преследовании нацистами евреев Германии. Следует отметить получившую резонанс передовую статью «Правды», цитировавшую сталинское определение антисемитизма как пережитка каннибализма.

Вопрос: Коснулась ли проблема еврейских беженцев из Германии Советского Союза?

Конечно, тем более, что к этому времени в СССР уже существовала самостоятельная Еврейская автономная область, которая нуждалась в притоке населения. Но, как и во всем мире, в СССР в 1930-е годы тоже никто не мог предположить, что в Германии все закончится геноцидом евреев. Поэтому, перекрывая возможность массовой эмиграции евреев из Германии, советское правительство не руководствовалось какими-либо антисемитскими соображениями. Просто эти ограничения диктовались особыми «Правилами о порядке въезда из-за границы в СССР трудящихся евреев на постоянное жительство в Еврейскую автономную область». «Правила» были приняты еще 9 сентября 1935 г. и требовали от органов НКВД, в первую очередь, установления пролетарского происхождения эмигрантов и их возможности заниматься физическим трудом. Беженцы должны были иметь при себе не менее 200 долларов и быть готовы принять советское гражданство.

Вопрос: Никаких исключений из этих правил не делалось?

Как правило, нет. К примеру, американские еврейские организации несколько раз предлагали финансовую компенсацию за расходы по приему и размещению еврейских беженцев из Германии. В 1936-37 гг. речь заходила даже о нескольких тысячах переселенцев, но разрешение на въезд в СССР получила лишь ограниченная группа специалистов – ученых, инженеров и врачей.

Позднее было отклонено предложение американских еврейских организаций принять в 1936-1937 гг. несколько тысяч еврейских беженцев. Было дано согласие лишь на въезд ограниченной группы специалистов: ученых, инженеров и врачей. Советскому правительству предлагались различные варианты финансовой компенсации за прием беженцев, но экономические соображения явно уступали политическим, прежде всего внутриполитическим. Политические соображения (и, в первую очередь, тотальная «шпиономания») оказывались выше экономических: прием беженцев-евреев из Германии был ограничен семьями коммунистов и немногих известных деятелей культуры и спорта. Советское правительство вплоть до заключения пакта о ненападении оказывало евреям Германии моральную поддержку, но не сделало никаких существенных шагов для оказания им практической помощи.

Вопрос: Советский Союз принимал участие в Эвианской конференции по проблемам беженцев?

Нет, но в августе 1939 г. советское правительство оказывается в условиях, когда оно просто вынуждено было решать проблему еврейских беженцев. Начиная с конца 1939 г. эта проблема в ходе советско-германских переговоров уже поднимается неоднократно. Переселенцы переезжают, как правило, на постоянное жительство в Биробиджан, хотя ЕАО не могло разместить у себя более 15 тысяч прибывших в год. При этом чаще всего происходил своеобразный обмен: СССР принимал беженцев из Германии и одновременно выпускал из СССР тех из них, которые отказались от «советизацию», то есть, не приняли порядки, которые в СССР тогда царили. В частности, 27 декабря 1939 г. из Германии приехало 14 тысяч человек – преимущественно евреев, а уехало одновременно 60 тысяч прибывших ранее. Однако, с начала 1940 года СССР вообще отказалось размещать на своей территории беженцев из Германии. Более того, тема дискриминации еврейского населении в нацистской Германии вообще исчезла из средств массовой информации.



Продолжение следует…



ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №17

 
 
Яндекс.Метрика