Еврейское имя в истории Второй мировой войны. Часть 2

 

5. Жозеф Котин

kotin.jpg

Во второй половине 1930-х гг. в СССР началась мощная кампания по перевооружению Красной Армии. В основу концепции всего процесса лег опыт участия советских военных специалистов и добровольцев в Гражданской войне в Испании. Одним из элементов этого опыта было решение о неэффективности использования в боевых действиях легких и средних танков с легкой броней. Модернизация советских танковых войск и стала одной из главных забот научно-исследовательского отдела Военной академии механизации и моторизации РККА. А на Кировском заводе в Ленинграде в это время происходила модернизация среднего танка «Т-28». Работу возглавлял начальник проектно-конструкторского отдела Жозеф Котин.

kotin3.jpg

Выходец из семьи польских евреев (р.1908 г.), Жозеф Яковлевич Котин был выпускником Военно-технической академии им. Дзержинского. На Кировском заводе он работал с 1932 года, и к 1937 году уже был главным конструктором СКБ-2. В 1938 г. он приступил к работе по созданию тяжелых танков с противоснарядной броней. Одновременно создавались два танка – двухбашенный с двумя орудиями и однобашенный танк «КВ» – «Клим Ворошилов» с 76-мм пушкой. Пикантность ситуации заключалась в том, что сам Ворошилов, будучи в те дни наркомом обороны, сопротивлялся развитию танковых войск, убеждая Сталина в том, что с вероятным противником из Германии он справится только силой кавалерийских войск, которым была обязана советская республика победой в Гражданской войне. Тем не менее, после войны с Финляндией так «КВ» был принят на вооружение.

kotin2.jpg
Тяжелый танк КВ-1 Ж. Котина

Начиная с 1940 г. СКБ-2 Котина начинает разрабатывать мощные танки с 85-мм пушками и литыми танковыми башнями, самоходные артиллерийские установки (САУ) с 152 мм пушкой и легкие танки с противоснарядным бронированием «Т-50». С первых дней войны Котин занимается. В первые месяцы войны занимался эвакуацией Кировского завода и ряда других предприятий на Урал, в результате, В Челябинске возник крупнейший центр танковой промышленности. Всего в годы войны на Челябинском тракторном заводе было изготовлено 18 000 танков и САУ.

kotin1.jpg
Плавающий танк Ж. Котина

Котин участвует в разработке тяжёлых танков серии «КВ», среди которых был и огнеметный танк «КВ-8». С 1942 г. начинает выходить целая серия тяжелых танков «ИС» («Иосиф Сталин»). В 1941 г. Котин становится Героем Социалистического Труда, с 1942 года он – генерал-майор технических войск, к 1948 году – четырежды лауреат Сталинской премии. С 1949 года – директор и главный конструктор Всесоюзного НИИ-100 при Министерстве среднего машиностроения СССР, созданного для конструирования новых танков и тракторной техники. После войны разработал плавающий танк «ПТ-76» и плавающий бронетранспортер «БТР-501». Возглавлял кафедру в Ленинградском политехническом институте. Умер в 1979 г.

kotin4.jpg



6. Ян Черняк («Джен»)

Одним из поворотных моментов в истории в истории ХХ века стало решение Гитлера начать войну с Советским Союзом. В соответствии с этим решением Генеральный штаб нацистской Германии разработал в 1940-41 гг. операцию «Барбаросса» - план нападения на СССР. Название этот план получил в честь короля Германии и императора Священной Римской империи Фридриха I Барбаросса. Естественно, план этот являлся величайшим государственным секретом, но советская агентура смогла в начале 1941 года получить копию этого плана в свои руки. Разведывательная сеть, которой это удалось, носила название «Крона», и возглавлял ее один из самых легендарных советских нелегалов Ян Петрович (Янкель Пинхусович) Черняк (1909, Черновцы – 1995, Москва).

chernyak.jpg

Выпускник Берлинского политехнического института был завербован советской военной разведкой в 1930 году. Проходя службу в румынской армии, в штабе кавалерийского полка, получил доступ к секретным документам, содержание которых в Москву. По окончании воинской службы переехал жить в Германию. Там он создал разведгруппу. В 1935 г. был отозван в Москву для прохождения специальной подготовки в разведшколе, после чего выехал в Швейцарию под видом корреспондента ТАСС (оперативный псевдоним – «Джен»). С 1938 года проживал в Париже, а с 1940 года – в Лондоне.

Черняк завербовал свыше 20 агентов, работой которых руководил из-за рубежа через связных. Ни один агент Черняка никогда не был разоблачен гестапо, и даже сегодня о них ничего конкретного не известно. «Крона» стала единственной разведывательной сетью, где за 11 лет существования ни один агент не был разоблачен. В числе агентов Черняка были крупный банкир, секретарь министра, глава исследовательского отдела авиационного конструкторского бюро, дочь начальника танкового конструкторского бюро, высокопоставленные военные. С высокой долью вероятности, можно утверждать, что одним из его агентов была любимица Геббельса актриса Марика Рёкк.

chernyak_marika.jpg
Марика Рёкк

В числе крупнейших удач группы Черняка – получение в 1943 г. оперативного плана немецкого наступления под Курском. Черняк передавал в СССР ценную техническую информацию о танках, артиллерийских орудиях, о ходе реактивного вооружения немецкой армии, о разработках химического оружия и радиоэлектронных систем. В 1944 г. его группой была организована передача более 12 500 листов технической документации и 60 образцов радиоаппаратуры. Сеть Черняка была одной из лучших в истории разведки.

В 1942 г. Черняк начал передавать информацию по атомным исследованиям в Англии. Весной 1945 г. его перебросили в США, где он должен был включиться в работу по атомному проекту. Однако летом 1945 г. произошло предательство работавшего в Канаде непосредственного начальника Черняка, шифровальщика И.Гузенко. Черняк был срочно отозван в СССР. Из-за этого провала представление Яна Черняка к званию Героя Советского Союза не было удовлетворено. С 1946 года Я.П. Черняк работал референтом в Главном разведывательном управлении, с 1950 года – переводчиком в ТАСС, участвовал в некоторых разведывательных операциях в Европе, привлекался к преподавательской работе. В 1969 году вышел на пенсию. Звание Героя Российской Федерации ему было присвоено только 14 декабря 1994 г. В эти дни Я.Черняк находился в больнице, в коматозном состоянии, и награда была вручена его жене. В день похорон было озвучено сообщение, что Ян Черняк был одним из прототипов полковника Максима Исаева (Штирлица) в фильме по роману Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны».

chernyak3.jpg
Макс Штирлиц, он же Максим Исаев, он же Янкель Левин (Черняк)



7. Мордехай Анелевич

4 июня 1942 г. в Праге в результате покушения, организованного участниками антинацистского сопротивления, был убит один из главных архитекторов Холокоста и реализаторов геноцида евреев Европы начальник имперской безопасности Германии Рейхард Гейдрих. Спустя полтора месяца, 22 июля, оккупационные власти приступили к операции, в ходе которой под видом «переселения» началась транспортировка узников Варшавского гетто в концлагерь «Треблинка» для уничтожения. С 22 июля по 12 сентября 1942 года из гетто было вывезено 265 тысяч евреев. Операция называлась «Рейнхард». По данным историков, в гетто оставалось еще около 60 тысяч узников. 20 октября 1942 г. в гетто была создана Еврейская боевая организация (ZOB), которую возглавил 23-летний Мордехай Анелевич.

anelevich.jpg

В середине 1930-х Анелевич был членом молодежной сионистской организации «Бейтар», работал в его секретариате. В 1937 г. он создал новую организацию – «Прогрессивный Бейтар», а позднее вступил и со временем возглавил другую молодежную сионистскую организацию «Хашомер-Хацаир». 7 сентября 1939, через неделю после начала вторжения гитлеровских войск в Польшу, с группой соратников бежал из Варшавы на восток. Он отправился в занятый Красной Армией Вильнюс, куда стекались еврейские беженцы из оккупированной Польши, надеясь собрать там боевую организацию и, вернувшись в Польшу организовать антинацистское сопротивление. Одновременно он не оставлял надежды создать канал переправки еврейской молодежи в подмандатную Палестину, но однажды при попытке нелегально пересечь советско-румынскую границу был задержан и некоторое время провел в советской тюрьме. После освобождения тайно перешел советско-польскую границу и вернулся в Варшаву.

Войдя в состав Варшавского подполья, Анелевич начал редактировать нелегальный еврейский журнал «Neged Hazarem». Он был одним из инициаторов создания в марте 1942 Антифашистского блока, в который вошли представители ряда левых сионистских организаций, коммунистов из Польской рабочей партии, троцкистов и молодежной сионистской организации «Дрор». С лета 1942 приступил к организации антинацистского подполья в юго-западной Польше, непосредственно аннексированной Третьим Рейхом. Со 2 декабря 1942 Анелевич официально возглавил Еврейскую боевую организацию (ZOB). Установив связи с эмигрантским польским правительством (Делегатурой), начал получать некоторое количество оружия от Армии Крайовой.

18 января 1943 г. повстанцы сумели сорвать вторую волну депортации, отсрочив финальный акт уничтожения еврейского населения Варшавы. Когда 19 апреля 1943 г. началось восстание в Варшавском гетто, Мордехай Анелевич возглавил его. До последнего он отказывался уходить из города. 8 мая, когда бункер Анелевича на улице Милой, 18, был окружен немецкими войсками, он сам, его любимая девушка и все бойцы, остававшиеся в отряде, совершили самоубийство. Руководство восстания перешло к уцелевшему Мареку Эдельману. 16 мая восстание было жестоко подавлено нацистами.

anelevich_pamyatnik_povstantsam_varshavskogo_getto.jpg
Варшава. Памятник повстанцам гетто. В центре композиции – барельеф Мордехая Анелевича.

Еще до окончания войны Мордехай Анелевич был награжден посмертно польскими орденами: Крестом Храбрых (Армия Крайова, 1944) и Крестом Грюнвальда ст. (Народное войско польское, 1945). В Израиле в память Мордехая Анелевича основан кибуц «Яд Мордехай».

anelevich_pamyatnik_mordehayu_anelevichu_v_yad_mordehae.jpg
Памятник Мордехаю Анелевичу в «Яд Мордехай»



8. Карл Элиасберг

В начале августа 1942 года на стенах домов блокадного Ленинграда появились афиши очередного симфонического концерта, который должен состояться в воскресенье 9 августа в Большом зале Филармонии. Оркестр под управлением Карла Элиасберга будет исполнять Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича. В скобочках стаяла пометка: «В первый раз», а это значило, что слушателей ждет первое исполнение этого произведения. Большой симфонический оркестр Ленинградского радиокомитета оставался в окруженном врагом городе единственным, который весь период блокады продолжал концертировать. Позднее было подсчитано, что за 872 блокадных дня он сделал более 400 выступлений. Возглавлял оркестр уроженец Минска, выпускник Ленинградской консерватории по классу скрипки Карл Ильич Элиасберг.

karl_eliasberg.jpg

Дирижирование Карл изучал самостоятельно и при том настолько успешно, что после окончания консерватории в течение трех лет работал дирижером Ленинградского театра оперетты, а с 1932 года, со дня основания Большого симфонического оркестра Ленинградского радиокомитета, возглавлял его. Это по его инициативе в блокадном Ленинграде были собраны оставшиеся в городе и не призванные в действующую армию музыканты, и созданные их усилиями оркестр постоянно звучал в репродукторах, подтверждая, что великий город не просто сражается, но еще и живет культурной жизнью.

Оставался в осажденном Ленинграде и Дмитрий Шостакович. Как и все, он во время бомбежек нес дежурства на крышах домов, но уже в сентябре 1941 года начал работу над своей Седьмой симфонией. Когда 17 октября его пригласили в Радиокомитет по поводу возможного исполнения этой работы, у него уже были готовы две части, и даже начало третьей части новой симфонии. Но был категорический приказ правительства об эвакуации всех деятелей науки и культуры, и работу над симфонией он завершал уже в Куйбышеве. Партитура симфонии была доставлена в Ленинград только в июле 1942 года. Это были четыре толстые тетради с нотами. На первой из них стояла надпись: «Посвящается городу Ленинграду». Так эта симфония и осталась в истории музыки как «Ленинградская».

karl_karl_eliasberg_shostak.jpg
Д. Шостакович на крыше здания Ленинградской консерватории. 1941 г.

Карлу Элиасбергу предстояло осуществить не первое исполнение симфонии. К этому моменту ее уже играли в марте в Куйбышеве и Колонном зале московского Дома Союза, а в 19 июля она звучала по американскому радио, а оркестр возглавлял великий Артуро Тосканини. А партитура предполагала наличие оркестра, в составе которого должно было находиться порядка 80 музыкантов – восемь волторн, шесть труб, шесть тромбонов… И рукой автора было написано: «Участие этих инструментов в исполнении симфонии обязательно». А в оркестре радиокомитета на тот день их было всего 15. Стали собирать. Выяснили, что 27 музыкантов оркестра не пережили блокадной зимы, еще десятка три находились в госпиталях, остальные – в окопах. Собрали всех, кого смогли. Репетиции шли по 5-6 часов. И вот премьера. Зал наполнен. А город о концерте оповещен, и десятки тысяч людей прильнули в этот момент к репродукторам.

karl_simfonia.jpg
На репетиции Седьмой симфонии

А над городом – непривычная тишина. 80 минут абсолютной тишины – ни одного немецкого самолета, ни одного разорванного немецкого снаряда. Но взрывы были, и было их необычно много, но все они произошли на территории немецких войск. Это была необычная канонада, настолько мощная, что она подавила возможности врага на адекватный ответ. И это был великий день – 9 августа 1942 года. 335-й день трагической ленинградской блокады.

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕМУ ВЫПУСКУ №3

 
 
Яндекс.Метрика