Современное еврейство в зеркале еврейского анекдота

 

Опыт социального анализа



Продолжение. Начало см. "Мезуза", выпуски №5-6-7-8-9-10-11-12-13-14-15-16



25

Едва ли не основным требованием, предъявляемым к анекдоту, является его краткость. Иногда достаточно оного слова. В Советском Союзе долгое время в качестве примера такого самого краткого в мире анекдота служило слово «Коммунизм». Иногда это может быть афоризм. Например, как житейская мудрость прошедшего жизнь и испытавшего на себе всю «прелесть» взаимоотношений с погромщиками пожилого еврея: «Мало иметь еврейскую голову. Надо еще не иметь жидовской морды». Или как наставление к семейной жизни для еврейской женщины: «Путь к сердцу мужчины лежит через его желудок. У евреев – буквально!». А может быть и как объяснение причин аншлагов у театров, в которых администраторами работали евреи: «Театр бывает без Шекспира, но не бывает без Шапиро». Иногда это могла быть краткая газетная информация: «На закончившихся накануне международных соревнованиях йогов лучшие результаты показал москвич Давид Куперштейн, который прожил полвека, затаив дыхание».

Примеров, когда успех анекдота лежал в одной фразе, можно привести множество. «Чтоб я был таким умным ДО, как моя жена ПОСЛЕ». Это – к вопросу о семейной жизни. Впрочем, уж этим проблемам посвящено наибольшее количество анекдотов. Чаще всего эти анекдоты показывают приоритет национальных отношений евреев перед даже общечеловеческими.

– Слышал? Жена Рабиновича сбежала с другим мужчиной.
– А он – этот другой – еврей?

Иногда в анекдотах описывается ситуации, которая со стороны выглядит совершенно абсурдной.

– Прихожу вчера вечером домой, смотрю: жена в постели с другим мужчиной. Я – в холодильник. Так и есть – рыбу фаршированную рыбу съели.

В годы, когда давление на еврейское население со стороны прессы и карательных органов было особенно сильным, в ходу был такой, с виду весьма простенький, а, если задуматься, очень даже глубокий по смыслу, анекдот:

Два еврея проходят мимо здания КГБ. Один из них тяжело вздыхает.
– Ха! – откликается второй. – И он мне еще рассказывает!

Долгие годы в еврейской среде существовала уверенность, что в КГБ существует специальный отдел, где работают сотрудники, хорошо владеющие спецификой еврейской национальной жизни, работа которых заключается в сочинении еврейских анекдотов. Цель такого отдела – переключение внимания общественности от насущных проблем жизни на высмеивание одного маленького народа и создание вокруг него одиозной обстановки. С массовым отъездом евреев из страны анекдотов, высмеивающих евреев, действительно стало намного меньше.

– Послушай, Абрам, ты не заметил, что количество анекдотов как-то заметно поуменьшилось. И еврейских, в том числе. А вопросы и ответы армянского радио и вовсе исчезли.
– Так посадили, наконец, тех евреев, что в КГБ их придумывали.
– За что?
– Так за анекдоты же.

Успех любого анекдота зависит от наличия в его концовке наличия некой неожиданности, даже парадокса. И чем неожиданней эта концовка, чем парадоксальней вывод, который следует из анекдота, тем больший успех он имеет у слушателей.

– Ребе, – обращается к раввину молодая особа. – Мне предстоит первая брачная ночь. Как мне лечь в постель с женихом: в рубашке или без?
– Ребе, – подключается к разговору Рабинович. – Мне тоже нужен Ваш совет. В стране предстоит девальвация.
Куда мне лучше вложить деньги: в сбербанк, в валюту или в драгоценности?
– Тебе, Фирочка, я скажу так. Как бы ты не ложилась, тебя все равно, как это сейчас говорят, «трахнут». Это, кстати, и к вам, Рабинович, относится.

Ситуация, приведенная в анекдоте, для ее обострения, может быть доведена до абсурда.

Одесса. Перед киоском разложены газеты. За прилавком – дородная дама. Накрапывает дождь. Газеты заляпаны грязью
– Сарочка, можете дать мне «Правду»? Только чистую, пожалуйста.
– Я не поняла тебя, Сима. Как ты хочешь, совсем без текста?

Но иногда необходимость достичь нужного юмористического успеха какого-то уступает желанию добиться наиболее сильного социального или политического звучания. В качестве примера можно привести анекдот, когда одесской тете Песе власти предложили создать в городе публичный дом. Ответ тети Песи соответствовал ситуации в обществе по состоянию на то время, когда этот анекдот ходил «по рукам». Но со временем текст его усложнялся, анонимные рассказчики добавляли в него все больше и больше деталей, показывающих всю абсурдность жизни в советской стране, и в конечном итоге анекдот приобрел вид небольшой миниатюры.

– Гражданка Шнейдерман! Мы пригласили вас к нам в райком по особому поводу. Вы знаете, что у нас в стране есть много экономических проблем, и, в первую очередь, ощущается острая нужда в иностранной валюте. Одесса – город приморский, в нем всегда полно иностранных туристов, моряков, деловых людей. Они везут валюту. Так почему бы нам не создать для них публичный дом?
– Вы хотите возложить эту работу на меня?
– А почему бы нет? У вас, слава Богу, многолетний опыт содержания нелегального борделя. Вам под силу возглавить бордель легальный.
– И как вы себе это представляете?
– Мы сделаем все, что от нас зависит. Мы предоставим вамму хорошее помещение в центре города. Завезем импортную мебель. Откроем валютный счет в банке. Иногородних барышень поселим в общежитие. Обеспечим их одесской пропиской. Прикрепим их к хорошему продуктовому магазину. Дадим талоны на приобретение дефицитных товаров, импорта. В салоне будет играть хороший пианист. Создадим милицейское прикрытие. Ну что, возьметесь возглавить такую организацию?
– Ну, уж, нет! Простите, но я знаю, что это будет за организация. Придет в порт круизный теплоход. Туристы – на берег, а у меня треть девочек – в подшефном колхозе на уборке свеклы, треть – на овощной базе перебирает гнилой картофель, еще треть – на воскреснике по сбору макулатуры. Самые лучшие и красивые – на встрече делегации китайской компартии. А мадам Шнейдерман – ложись и выполняй финансовый план!

А теперь скажите, что это? Анекдот про обеспечение народа сексуальными услугами или о государственном устройстве и городских буднях в стране развитого социализма?

Иногда анекдоты несут в себе издевку над теми или иными человеческими слабостями, и далеко не всегда в таких случаях, легко отличить, кто эти анекдоты сочинил – сами евреи, известные своей самоиронией, или антисемиты.

– Дедушка, что же вы принесли нам в лабораторию целую трехлитровую банку мочи?!
– Ай, деточки! Надоело уже слышать все время: «Евреи жадные! Евреи жадные!». Нате. Мне не жалко.
– Ну, хорошо, хорошо. Ладно. Идите… Дедушка, что же вы стоите? Вы свободны.
– А баночку?

26

Сама по себе фигура еврея, в силу достигнутых им и его сородичами успехов в науке и культуре, всегда была предметом особой национальной гордости всего еврейского народа. И это, естественно, нашло отражение в анекдотах. Причем со временем менялись приоритеты. Если раньше в одном из анекдотов синонимом слова «еврей» было целое словосочетание «торговая точка», то позднее эта дефиниция приобрела иное звучание.

Один еврей – кандидат медицинских наук.
Два еврея – международный шахматный турнир.
Три еврея – русский народный оркестр.

Сравнение с другими народами было явно не в их пользу, тем более, что и конкурентные фигуры были не из уважаемых и популярные. В качестве примера можно привести анекдот, который явно вышел не из еврейской среды:

На концерте одного из крупнейших пианистов современности Эмиля Гилельса пожилая еврейка говорит, утирая набежавшую слезу:
– Когда играет этот талантливый сын еврейского народа, весь зал в слезах.
На эти слова отзывается сидящий радом с ней грузин:
– Когда играл один известный вам сын грузинского народа, вся страна была в слезах.

Гордость представителями своего народа, которые смогли добиться выдающихся успехов в мастерстве своего дела, делала их фигуры легендарными, даже если эти фигуры носили мифологический характер.

Настоящий Левша жил не в Туле, а в Жмеринке. Той самой блохе, что подковал тульский Левша, он сделал обрезание.

Но время не остановишь, и жизнь приносит нам все новые и новые ориентиры. И вот уже предметом гордости все чаще и чаще становятся не только евреи, достигшие особых успехов в науке и культуре, но и евреи, достигшие особых успехов в бизнесе. Не случайно стала меняться даже формула успеха в семейной жизни, и теперь уже «настоящий еврейский муж – это тот, кто, зарабатывая сто долларов в месяц, двести отдает жене, а оставшиеся триста тратит сам». И вот уже даже в синагоге можно услышать гневные отклики на появление новой, неизвестной до этого категории еврейских бизнесменов.

Ребе совестит одного из членов своей общины.
– Рабинович, простите, но вокруг вас и вашего бизнеса ходят такие нехорошие разговоры. Если все это правда, то даже не знаю. что вам сказать... Налоги не платите, кредиты не возвращаете, взятки чиновникам даете, компаньонов обманываете, счета подделываете... Ну, кто вы после этого?
– Олигарх, – печально говорит Рабинович...

Не случайно этот разговор был подслушан именно в синагоге. Синагога вновь становится местом не только духовного, но и светского общения евреев, а религиозные общины – организациями, стоящими на защите исторических приоритетов еврейского народа. Например, совсем недавно «стали известны подробности конфликта хасидов с властями Москвы в начале 1992 года. Напоминаем, что тогда группа хасидов ворвалась в здание библиотеки им. Шнеерсона и потребовала выдачи им собрания сочинений В.И.Ленина». В синагоге некоторые евреи даже стали находить свои способы обогащения.

– Изя, дорогой, поделись секретом, как ты все время выигрываешь на скачках! Дай и мне хоть раз выиграть!
– Хорошо, Хаим. Слушай. Ты идешь в синагогу, молишься изо всех сил. Молишься, молишься, а потом услышишь, как тебе кто-то говорит числа: одно – для первого заезда, а другое – для второго. Ты их запоминаешь, потом идешь на ип¬подром и ставишь на эти номера. Они и выигрывают.
Через неделю выясняется, что Хаим все проиграл.
– Изя, я все сделал, как ты сказал, но всё напрасно!
– А в какой синагоге ты был?
– Ну, в той, что у базара.
– Идиот ! Та, что у базара… Это ж для лото!



Продолжение следует…



ПЕРЕЙТИ К ПРЕДЫДУЩИМ ВЫПУСКАМ

 
 
Яндекс.Метрика