Российские самодержцы и их еврейские подданные

 

Взаимоотношения Российского имперского правительства и его еврейского населения во все века, независимо от того, проживали евреи в империи и, если да, то в каком количестве, определялись враждебностью ее правителей и руководства православной церкви к иудаизму и евреям в целом. Правда, в этом процессе были свои подъемы и свои спады. К примеру, во время правления великого князя Ивана III в Московском княжестве получило широкое распространение еретического, с точки зрения ортодоксального православия, движения «жидовствующих», но и открытого проявления враждебности к евреям в этот период не отмечалось. Зато в годы правления Екатерины I и ее дочери Елизаветы все евреи были изгнаны с территории государства и введен строжайший запрет еврейским купцам пересекать российские границы. Елизавета даже сопроводила свой запрет резолюцией: «От врагов Христовых не желаю интересной прибыли».

И все же, начиная со второй половины ХVIII века, наметилась определенная перемена в общественном мнении по вопросу, который впоследствии получил название «еврейским». Правда, спустя 4 месяца после восшествия на престол Екатерины II, в начале декабря 1962 г., был объявлен царский указ, разрешающий переселение в Россию иностранных граждан, «кроме жидов». Однако ход истории приготовил русским царям неожиданный сюрприз. В 1772 г. в результате первого раздела Речи Посполитой государство получило не только желанные территории на своих западных границах, но и около 200 тысяч еврейских жителей на них. Безусловно, на этой территории жили не только евреи, но евреи были для России самым необычным приобретением.

Присоединение к государству большой группы людей, представляющих иное вероисповедание, говорящих на ином языке, привыкших к самоуправлению и жизни по собственным (по большей части, религиозным) законам и правилам, имеющих иную национальную культуру, извечно обладавших свободой передвижения и торговли, всегда и неизбежно сопровождается проблемами. Первой с этими проблемами столкнулась императрица Екатерина II. Переход от тайной к открытой политике по отношению к евреям осуществила именно она.



1

Вторая половина ХVIII века в России была отмечена проникновением в русское общество широкой волны либеральных идей, которые пронизывали просветительную литературу и публицистку Франции. До начала Великой французской революции в 1789 г. Екатерина II вела постоянную переписку с корифеями французской литературы, из которых многие просто считались ее личными друзьями. Близкое знакомство с философскими произведениями XVIII в. обогатило Екатерину такой политической зрелостью, которую она никогда бы не могла приобрести одним только опытом. В одном из писем она так определила свой философский и политический образ мыслей: «Я любила философию, любя сердечно добродетели республиканские, которые кажутся несогласными с моею неограниченною властью».

Нет сомнения, что Екатерине была знакома и с ситуацией, сложившейся во Франции с интеграцией еврейского населения во французское общество.

Впервые столкнуться с еврейскими проблемами Екатерине пришлось уже через несколько дней после вступления на престол. Она явилась в Сенат, «дабы ускорить производство всех дел». Как позднее писала она сама, «случилось по несчастью, что в этом заседании первым на очереди оказался проект дозволения евреям въезжать в Россию». Когда в конце 1773 г. в Петербург приехал Д. Дидро, он в течение трех месяцев пребывания в российской столице не раз встречался и беседовал с Екатериной. Однажды он обратился к ней с письменными вопросами об экономическом положении Российской империи, и один из вопросов касался евреев. Полученный им ответ был таков: «Евреи были изгнаны из России императрицей Елизаветой в начале ее царствования, около 1742 года. В 1762 году шла речь о том, чтобы их вернуть, но так как вопрос был поднят несвоевременно, то дело осталось в том же положении. В 1764 году евреи были допущены жить и торговать в заднепровской Новороссии. Белоруссия кишит ими».

samod1.jpg
Императрица Всероссийская Екатерина II

Манифест о присоединении сохранял за евреями прежние права, которые они имели в Польше. Впервые были твердо установлены налоги. Было введено разделение народа на группы по социальному положению: мещане, имеющие капитал до 500 рублей, и купцы, чье имущество превышало эту цифру. Как правило, евреи оказывались мещанами. Примерно в то же время, когда Екатерине нужно было решать вопрос о судьбах сотен тысяч евреев, оказавшихся на территории России, во Франции «португальские купцы» получили право жительства на всей территории государства (1776), и был отменен городской побор с евреев за право проживания (1784). Им было разрешено заниматься земледелием, хотя при этом запрещалось приобретать земельную собственность и использовать наемный труд христиан. Для Екатерины это уже был прецедент. В манифесте, изданном по поводу присоединения новых территорий, в частности, говорилось, что новому населению «гарантируется свобода вероисповедания и охрана имущественных прав».

Сенатским указом 1776 г. было узаконено существование кагала – органа общинного самоуправления, стоявшего во главе отдельной еврейской общины и являвшегося посредником между ней и государством. Согласно другому сенатскому указу, 1785 г. евреям разрешалось жить в деревнях, брать на откуп производство и продажу спиртных напитков. Признавалось право евреев, записавшихся в купечество избирать и быть избранными членами магистрата, ратуш и городских судов. Религиозные дела были оставлены в ведении еврейских судов. Однако мобильность евреев Екатерина II все же решила ограничить, в частности, запрещалось проживание в центральных российских губерниях. Исключения делались для евреев неиудейского вероисповедания, для купцов первой гильдии, лиц с университетским образованием и специалистов редких профессий (дантистов, провизоров, фельдшеров, механиков, винокуров, пивоваров, и «вообще мастеров и ремесленников»).

Современный американский историк Р.Пайпс отмечает по этому поводу, что, хотя «приписка всего еврейского народа к городским сословиям и определение территории, открытой для заселения евреев», составляло основу ее «политики в отношении евреев, эти меры не носили дискриминационного характера». В отношении дискриминации евреев, которая бы носила государственный характер, эпоха правления Екатерины II, а отличие от ее предшественниц, отличалась определенным либерализмом. И здесь, конечно же, также чувствуются французские веяния.

В октябре 1789 г. в Париже была опубликована брошюра аббата Анри Грегуара «Предложение в защиту евреев» с призывом к Учредительному собранию предоставить евреям равноправие: «Пятьдесят тысяч французов проснулись сегодня рабами, от вас вполне зависит, чтобы они легли спать свободными людьми». Предоставления равноправия евреям потребовал пастор и Р.Сент-Этьен: «Я этого требую для... народа, оторванного от почвы Азии, блуждавшего, гонимого и преследуемого восемнадцать веков... Мы не вправе упрекать его за нравственные недостатки, ибо они плод нашего собственного варварства, плод того унизительного состояния, на которое мы его несправедливо обрекли». Так или иначе, но именно Екатерина II издала первый в России закон, начиная с которого в государственном делопроизводстве вместо слова «жиды» стало применяться слово «евреи». Это стало обязательным для всех государственных актов.



2

Когда сын Екатерины II Павел вступил на престол, ему было уже 42 года. Четыре с половиной года он правил Россией. Он получил блестящее образование, но вся его жизнь до этого проходила в тени своей великой матушки-императрицы, и, чем старше он становился, тем дальше его держали от государственных дел. Просвещенная матушка и ее сын стали друг для друга совершенно чужими людьми, поэтому вызывает даже некоторое удивление те происходящие в государстве преобразования социального и политического характера, в которых новоявленный император Павел I за столь короткий срок своего правления успел себя проявить. В полной мере это относится и к его участию в разрешении проблем, связанных с жизнью евреев, заключенных его матерью в Черту оседлости.

По словам А.Пушкину, это был упорный правдоискатель, человек с обостренным чувством справедливости, добродетельный, жертвенный и глубоко религиозный. Одной этой краткой характеристики достаточно, чтобы понять мотивы его интереса к судьбе еврейского народа. Как утверждал историк Юлий Гессен, Павел «совершенно не питал к иудеям недружелюбия, и, в частности, религиозной неприязни», но при этом прекрасно понимал, как важно религиозное самоопределение для любой нации и пытался серьезно вникнуть в догматы иудейской веры. В результате он сыграл определенную роль в становлении еврейской религиозной жизни в России, которая в те дни раздиралась противоречиями и откровенным противостоянием представителей традиционализма, последователей Виленского гаона, и укрепляющего свои позиции хасидизма.

Думается, вступая на престол Павел I уже был прекрасно осведомлен о роли евреев в истории, о их трагической судьбе и преследованиях в их галутной жизни, а потому уделял этому вопросу большое внимание. Характерная деталь: он запретил появление во Дворе каких бы то ни было депутаций, но, тем не менее, принял в 1798 году представительную группу киевских, волынских и подольских евреев «с принесением всеподданической благодарности и с испрошением о даровании им некоторых выгод».

samod2.jpg
Император Павел I

Павел пытался покончить с традицией, согласно которой существует целый ряд городов, где евреям веками было запрещено селиться. Как было отмечено одним из современников, «сама мысль о выселении евреев из городов представлялась ему бесцельной и дикой». И действительно, когда в годы его царствования такие акции происходили, он использовал всю свою власть, чтобы не допустить бесправия. Так случилось в 1797 г. в Ковно, по поводу чего он повелел: «Дабы поселившиеся в Ковне евреи оставлены были в спокойном собственностью их владении, невозбранно отправляли ремесла и производили бы торговые дела беспрепятственно».

В сентябре того же года после присоединения к России Каменец-Подольска его власти, используя порядки Речи Посполитой, в состав которой этот город ранее входил, решили освободиться от своего еврейского населения. Евреи, избранные ранее в местный магистрат, были без объявления причин «удалены от должностей». Своим указом Павел восстановил справедливость: «Евреев из Каменца-Подольского не высылать, а оставить на том основании, как они и в других основаниях свободное пребывание имеют». Взял он под защиту и тех, кто был незаконно «обижен» одним из местных помещиков. В архиве еврейской общины Каменец-Подольска за 1797 года можно было познакомиться с адресованным императору панегириком на древнееврейском языке, в котором говорилось, что тот «милостив к евреям, как отец к сыновьям, как орел, защищающий свое гнездо». Поведение императора имело серьезные последствия для судьбы местной еврейской общины: буквально за два года ее численность возросла вдвое – с 1367 евреев-мещан до 2617.

Аналогичную попытку изгнания евреев предпринял магистрат Киева, настоятельно потребовавший удалить евреев из «матери городов русских» на якобы «законном основании. А «основанием» для этой акции оказался некий давний запрет, датируемый 1619 годом, «чтобы ни один жид в городе Киеве и в части сего города не жил». Губернатор Киева заступился за евреев, написав императору, что «из мещан христианского закона нет никаких хороших искусных мастеров и художников, а находятся разные из таковых большею частью евреи; равным образом и купцы здешние не стараются о том, чтобы в торговых лавках были все нужные для городских обывателей товары и вещи». Павел решил, что нет «никакого резона, почему бы евреям жительство и пребывание [здесь] было возбранено» и распорядился «евреев, никуда не переселяя, оставить на жительстве в Киеве».

Иногда вмешательство государя в еврейские дела носили долгосрочные последствия. Так случилось после того, как на приеме у Павла I побывал известный коммерсант из белорусского города Шклова Нота Ноткин, который до раздела Польши был купцом в Могилеве и за плодотворную коммерческую деятельность даже получил от польского короля чин надворного советника. Ноткин поднес государю свой «Проект о переселении евреев колониями на плодородные черноморские степи для размножения там овец, земледелия и прочего: там же заведения по близости черноморских портов фабрик суконной, прядильной, канатной и парусной, на коих мастеровые люди были бы обучены из сего народа». Аппелируя к ветхозаветным временам, Ноткин первым в России высказал мысль об использовании евреев как промышленных рабочих.

Говоря о необходимости постепенного отстранения евреев от винных промыслов, он ратовал за их приобщение к сельскому хозяйству, разрушая миф об органической непригодности иудеев к труду на земле. Ноткин настаивал на расселении евреев в колониях Черноморского побережья, что сулило державе большие выгоды благодаря плодородию тамошней земли и близости портов для перевозки сельскохозяйственных товаров. Хотя проект не был претворен в жизнь, автор его получил известность в правительственных кругах, а Павел I, высоко оценив труд Ноткина, подарил ему богатое имение Островец на Могилевщине с 225 крепостными душами, наградил его значительной денежной суммой и золотым перстнем с бриллиантами.

И именно при Павле I в Петербурге обосновалась еврейская община, в составе которой было несколько десятков человек. Ноткин стал душой этой общины. Эта небольшая сплоченная группа вела еврейский религиозный образ жизни и даже содержала своего резника. Иудеи приобрели здесь и собственный участок на лютеранском погосте, основав, таким образом, первое еврейское кладбище в северной столице (позднее – Волково кладбище).

Вмешательство Павла приостановило развитие первого в России процесса по обвинению евреев в ритуальном убийстве, которое поддержал поэт Г.Державин. Отвечая на донос Державина, Павел просто ответил ему, чтобы тот не занимался не своим делом. А приехал Державин в Сенно, чтобы расследовать жалобы местного еврейства на «притеснения» от местного губернатора Зорича. Разобравшись с этим делом, Павел распорядился «собрать от начальников губерний и казенных палат сведений и мнений относительно содержания евреев в казенных и партикулярных селениях на таком основании, чтобы не были отягощаемы излишними поборами и налогами от владельцев». В результате «великое число евреев» стало свободно от самовластья крепостников.

Именно Павел I внес серьезный вклад в разрешение конфликта между хасидами и митнагдами (литваками). В 1798 г. митнагды, потерпев поражение в борьбе за умы верующих, прибегли к ложному доносу на лидера хасидов Шнеура Залмана. Было арестовано 22 хасида. Семеро были признаны «главными сообщниками начальника их». Шнеур Залман изложил на бумаге пространный ответ на все пункты предъявленного обвинения. Переводчиком с иврита был литератор Лев Невахович, будущий автор трактата «Вопль дщери иудейской» (1803). Вывод императора был однозначен: «В поведении евреев, коих считают в секте той, нет ничего вредного для государства, ниже развратного в нравах и нарушающее общее спокойствие». По указу Павла 9 декабря 1798 года все заключенные были выпущены на свободу. Этот день (19 кислева по еврейскому календарю) теперь является праздником, который отмечается во всех общинах хасидов мира.

Павел I первым из российских венценосцев всерьез озаботился благоустройством иудеев в империи. К несчастью, 12 марта 1801 г. он стал жертвой дворцового переворота. Как отметил историк Юлий Гессен, не будь это царствование столь кратковременно, оно ознаменовалось бы в истории евреев России появлением первого систематически разработанного законодательства о них.



3

Первая серьезная попытка обратиться к проблеме устройства еврейского населения в Российской империи относится к периоду правления Александра I, когда после Первого раздела Речи Посполитой прошло уже 30 лет, а евреев в государстве уже было не менее 800 тысяч. Воспитанный в либеральном духе Александр, получивший в официальной дореволюционной историографии именование «Благочестивый», был полон желания осуществить всеобъемлющие преобразования государственно-политического устройства, в чем его поддерживала значительная часть дворянской верхушки. Общество вообще искренне приветствовало приход к власти молодого, красивого и либерально настроенного императора.

К первой половине своего царствования, названной А.Пушкиным «дней Александровых прекрасное начало», и относится первая масштабная попытка разработать специальное еврейское законодательство. Справедливости ради следует отметить, что, в целом, его преобразования носили косметический характер и не привели к серьезной перестройке империи: необходимость сосредоточиться на внешней политике и противостоять Наполеону заставила Александра свернуть реформы, но они, тем не менее, заложили основы дальнейших шагов государства в решении всегда актуального «еврейского вопроса».

В 1802 г., завершив поездку по стране и почувствовав всю остроту ситуации с положением евреев черты оседлости, Александр I учредил Еврейский комитет. Этих «комитетов» в течение его правления было четыре, и решали они эту проблему по-разному, но, так или иначе, Комитет оставался один. И начал он свою работу с обсуждения базисного документа, которым стал отчет известного российского поэта, сенатора Гавриила Романовича Державина, изучавшего проблему на местах во время поездки в Белоруссию по поводу постигшего белорусские губернии голода. Вывод Державина был один: в том состоянии, в котором евреи пребывают ныне, они для экономики края и благополучия местного христианского населения вредны. Основная причина того: замкнутость еврейских общин, низкий уровень их просвещенности и «безнравственность» талмудических законов.

Положив в основу своего решения данные отчета Г.Державина, Комитет одобрил идею нового еврейского законодательства по «исправлению еврейских нравов» через просвещение и привлечение евреев к наиболее «нравственным» видам труда, прежде всего к земледелию. В 1804 г. такое «Положение о евреях» вышло. Евреи обретали право получать образование в любых учебных заведениях империи и создавать собственные школы, где, помимо традиционного изучения Торы и Талмуда, изучались бы европейские языки и давались начальные сведения по общеобразовательным предметам. Евреи, проживающие в России, обязаны были принять наследственные фамилии, которыми они с тех пор должны были записываться при проведении переписей.

samod3.jpg
Император Александр I

Еврейское население делилось на 4 сословия: земледельцев, фабрикантов, купцов и мещан, причем первым двум предоставлялись особые льготы, включая освобождение от налогов и начальное финансирование. Для заселения предлагались новороссийские губернии, где безвозмездно выделялись земельные наделы для проживания и обработки. Однако, все эти, весьма позитивные меры перечеркивались одним пунктом (34-м), согласно которому, евреи, проживающие в сельской местности и не занимающиеся земледелием, обязаны были переселиться в города. Выяснилось, что переселению подлежали около 60 тысяч семей, то есть более трети всего населения черты оседлости.

В целом новое Положение оказалось невыполнимым. Просвещение евреев тормозилось как незнанием евреями иных языков, кроме идиша, так и вообще весьма слабым уровнем системы образования в Российской империи. Предлагаемые для заселения причерноморские степи Новороссии славились засухами, регулярными нашествиями саранчи и распространенными здесь смертельными болезнями, а возможные для освоения земли в самих Западных губерниях власти предпочитали отдавать православным крестьянам для ослабления здесь польско-католического влияния. Что касается переселения евреев в города, то здесь переселенцы просто были обречены на отсутствие жилья и работы, то есть на нищенское существование. В результате в 1806 году император повелел остановить переселение. Так что к 1840-м годам евреи России оставались примерно на том же уровне, что и в конце XVIII века.

Осознавая полную неудачу своего проекта, Александр создал в 1817 году в России «Общество израильских христиан» с целью решить проблему аккультурации через приобщение максимального числа евреев к христианству. Одновременно был издан указ, запрещавший обвинять евреев в использовании христианской крови («кровавый навет»). Но и эти меры оказалась неэффективны. Несмотря на значительные льготы, предоставляемые новообращенным, креститься соглашались лишь те немногие евреи, которые приняли бы христианство и без Общества. А конец царствования Александра ознаменовался громким «Велижским делом», когда евреев города Велиж обвинили в убийстве христианского мальчика с целью ритуального использования его крови. Сам Александр повелел провести строжайшее расследование, которое затянулось до 1835 года и завершилось в итоге оправданием обвиняемых. Таким образом, можно констатировать, что к концу правления Александра I «еврейский вопрос» начал лишь формулироваться, не имея перспектив для ближайшего разрешения.



4

Правление Николая I началось с одного из самых драматических событий в России ХIХ века – восстания декабристов на Сенатской площади 14 декабря 1825 г. Это событие наложило отпечаток на все, что происходило в течение его 30-летнего нахождения у власти. Как известно, первая в истории России попытка изменить государственный строй с монархического на республиканский завершилась неудачей. Чтобы не допустить повторения подобных событий в будущем, Николай с первых дней пошел по пути полного искоренения идущего с Запада «вольнодумства и свободомыслия». Человек жесткий, прямолинейный, ограниченный в способности воспринимать мир в присущем ему разнообразии, Николай и в деятельности своей проявлял стремление к унификации и однообразию. Этими же особенностями характера императора обуславливалось и его отношение к евреям и со связанными с ними проблемами.

А отношение Николая Первого к евреям было особенное. Как было подсчитано позднее, из числа законодательных актов о евреях, изданных в России с 1649 г. по 1881 г., половина, то есть около 600, относится ко времени царствования Николая I, и подавляющее число их было принято по личной инициативе государя. Можно с определенностью сказать, что большинство этих актов носили не столько «еврейский», сколько «антиеврейский» характер. Он запретил в губерниях, не входящих в черту оседлости, пользоваться услугами евреев-винокуров и приказал всех их из этих губерний выслать, хотя заведомо знал, что других специалистов в этом деле там нет. Панически опасаясь миссионерской деятельности евреев, якобы, стремящихся переманивать христиан в свою веру, он запретил христианам служить в еврейских домах и ремеслах. Получив информацию о евреях, занимающихся контрабандой, Николай издал в 1843 г. указ о выдворении всего еврейского населения из пятидесятиверстной приграничной полосы.

В 1833 г. Николай лично запретил удаленным из Киева евреям селиться «под Киевом». В 1834 г. он не позволил допускать евреев к подрядам на работы в столицах, в 1836 г. потребовал, чтобы евреи с учеными степенями принимались на государственную службу «не иначе, как в одних западных губерниях», а еще год спустя приказал приостановить заселение евреями Сибири для земледельческого труда. В 1836 году была введена цензура еврейских печатных изданий. Из всех еврейских типографий официально признавались только типографии в Вильно и Житомире, остальные же подлежали закрытию. Под цензуру попали также частные еврейские библиотеки, многие из которых были просто сожжены по причине недостатка цензоров.

Им легко удовлетворялась любая просьба местных администраций или даже частных лиц, если это было связано с умалением прав евреев. Так, по ходатайству купечества он приказал выселить евреев из Киева, по просьбе караимов – из Николаева, Севастополя и Тракая. В 1844 по его личному настоянию была установлена особая плата за ношение евреями длиннополого сюртука, в 1848 г. – за ношение ермолки, а в 1850 г. и вовсе последовало высочайшее повеление о воспрещении евреям носить национальную форму одежды.

В качестве антагониста провозглашенным французской революцией идеалам свободы, равенства и братства в России стала использоваться предложенная министром просвещения С.Уваровым триада «Самодержавие. Православие. Народность». Это, ставшее крылатым, выражение четко воплощало в себе русскую монархическую доктрину. С точки зрения «еврейского вопроса», ключевым словом в этой триаде было слово «православие» – символ укрепления нравственных христианских начал. Николай I был убежден, что поэтапное крещение евреев могло бы заложить основу процесса единообразия российского общества, и что начинать этот процесс надо с самого раннего детства, когда только закладываются в человеке основы религиозного мировоззрения. Дополнительным стимулом для решения такого тонкого вопроса стало для царя развивающееся Велижское дело по обвинению евреев в ритуальном убийстве, и в 1826 г. Николай повелевает разработать отдельный закон о призыве евреев на военную службу.

Рекрутский набор для евреев был введен 26 августа 1827 года. Принудительное вовлечение в армию тысяч еврейских мальчиков в возрасте 7-12 лет осталось одной из самых мрачных страниц в истории российского еврейства. В соответствии с военным Уставом, в кантонисты обычно набирались юноши по достижению 18 лет. Царю объяснили, что к этому времени еврейские ребята уже успевают получить в синагогальных школах-хедерах традиционное образование, затем в 13 лет пройти обряд бар-мицвы и стать полноценными членами еврейской общины. Перевоспитывать их потом уже бесполезно, и крещение становится практически невозможным.

samod4.jpg
Император Николай I

Чтобы этого не случилось, Николай I решил: евреи будут поставлять рекрутов не с 18-летнего, а с 12-летнего возраста. Нормы призыва для евреев этим указом также были установлены более высокими, чем для христиан: десять рекрутов с одной тысячи мужского населения ежегодно, тогда как для христиан – семь и раз в два года, т.е. евреев призывали относительно почти в три раза больше, чем христиан. Ребят будут собирать в специальные кантонистские батальоны, воспитывать в христианских традициях, крестить и по достижению 18 лет передавать в армию для несения 25-летней военной службы. На деле «призыв» в армию таких детей превращался в подлинное их похищение. Еврейских детей гнали в кантонистские батальоны, расквартированные в русских губерниях и в Сибири, навсегда разрывая их связи со своей семьей, со своим народом и своей верой. Этот многолетний культурный геноцид еврейского народа происходил на протяжении всего царствования Николая I.

С конца 1820-х годов началась работа над новым законодательством о евреях, которое заменило бы устаревшее Положение 1804 года. Однако принятое в 1835 году новое Положение о евреях лишь суммировало изданные за предыдущие годы законы и несколько сократило черту оседлости. Положительным его аспектом для евреев можно считать лишь отмену пункта об их выселении из деревень. Но в 1844 г., в связи со стремлением правительства «слить» евреев с прочим населением, кагалы были (за исключением Риги и городов Курляндской губернии) повсеместно упразднены, и их функции переданы городским управам и ратушам. Однако и после ликвидации кагалов правительство предписало еврейским общинам выполнять две наиболее обременительные обязанности: сбор податей и поставку рекрутов.



5

Черта еврейской оседлости эпохи правления Николая I так и осталась в глазах российской общественности одной из наиболее мрачных страниц истории государства, наглядным примером царского произвола и угнетения части собственного народа только по принципу его иного вероисповедания. Все это прекрасно осознавал следующий за Николаем правитель Российской империи Алекса́ндр II, вошедший в русскую историю как проводник широкомасштабных реформ. Вот почему, едва вступив на престол, он уже в коронационном Манифесте (1856 г.) провозгласил решение еврейского вопроса одной из главных задач своего царствования и повелел «пересмотреть все существующие о евреях постановления для соглашения с общими видами слияния сего народа с коренными жителями страны».

Именно об этом докладывал царю в марте 1856 г. председатель пятого по счету Комитета для определения мер коренного преобразования евреев в России, учрежденного еще в 1840 г., граф П.Д. Киселев. В своем докладе он, в частности, отметил, что слиянию евреев с общим населением «препятствуют разные ограничения, временно установленные, которые в соединении с общими законами содержат в себе многие противоречия и порождают недоумения». На рассмотрение Комитета в те дни была представлена программа, которая предусматривала необходимость решить целый ряд самых насущных вопросов государственного устройства, связанных с жизнью евреев. Среди них вопрос об учреждении еврейских духовных правлений, об образовании евреев и их праве на государственную службу, о ликвидации разделения городских обществ на христианские и еврейские и ограничений евреев в месте жительства. Были поставлены также вопросы о строительстве евреями домов отдельными кварталами и улицами, об отмене ограничений евреев в покупке земель, деятельности купцов и ремесленников и др. Одним из самых проблемных вопросов была необходимость пересмотра о рекрутской повинности евреев.

Большинство этих вопросов были решены уже в первую треть его царствования (1856-1865). С евреев были сняты многие запреты и ограничения, большая часть из которых была введена незадолго до этого его предшественником по престолу. В частности, был отменен прием в рекруты малолетних евреев, а затем и вовсе были упразднены институты военных кантонистов. Был признан недействительным прежний указ, запрещавший евреям жить в 50-верстной пограничной полосе. Евреям было разрешено брать в аренду и управление населенные помещичьи земли, а затем они и вовсе получили право на откуп некоторых доходов с этих имений. Евреям разрешили винокурение в Сибири, а со временем – и по всей территории России. Право повсеместного проживания по всей территории Российской империи получили еврейские купцы первой гильдии, евреи с ученой степенью, выпускники высших учебных заведений, дантисты, провизоры, фельдшеры, механики и многие другие представитель редких для российской глубинки профессий.

samod5.jpg
Император Александр II

Все эти меры осуществлялись в русле освободительных реформ Александра II и были благожелательно встречены еврейским сообществом. К концу его правления суть еврейского вопроса в России в значительной степени стала определять финансовая мощь еврейского капитала, который успел занять ведущие позиции во многих отраслях экономики. Среди российской знати появились династии первых еврейских миллионеров. Доля евреев в торговом классе России в конце XIX века вообще составила 35%. Понимая все это, Александр II на протяжении всего периода своего царствования принимал указы, облегчавшие состоятельным евреям преодоление черты оседлости. Ему помогали многочисленные соратники и среди них – новороссийский и бессарабский генерал-губернатор А.Г.Строганов.

«Существование в настоящее время каких бы то ни было ограничений в гражданских правах евреев сравнительно с христианским населением, – заявил Строганов, – несообразно ни с духом и направлением времени, ни со стремлением правительства к слиянию евреев с коренным населением империи», а поэтому необходимо дозволить евреям жить во всех местах империи.

Надо сказать, что фактически в Российской империи существовала и другая, параллельная «черта оседлости», хотя она и получила официально подобного названия. Это были 10 губерний Царства Польского. Долгое время евреи, проживавшие в этих регионах России, были изолированы друг от друга. Евреи из черты оседлости не могли переселяться в Царство Польское и наоборот, и лишь в 1868 г. последовала отмена этого ограничения. А в 1873 г. Александр провел давно планировавшуюся реформу казенных еврейских учебных заведений. Было предписано преобразовать раввинские училища в Вильно и Житомире в еврейские учительские институты, а также устранить в них «специальную обязанность приготовлять юношество к занятию раввинских должностей».

Однако параллельно с либерализацией внутренней политики в империи шло и некоторое ее ужесточение. Коснулось это и еврейского вопроса. В частности, в 1874 г. был принят указ о переписи всех евреев-мужчин до 25 лет для обеспечения их учета при наборе в армию. Одновременно были значительно снижены требования к физическому состоянию евреев-призывников. Тем не менее, несмотря на достаточно высокий процент уклонения от службы, доля евреев в армии была намного выше их доли в общей численности населения страны

Правовые облегчения и общая атмосфера «эпохи великих реформ» благотворно воздействовали на душевное состояние еврейского населения, но на жизни всего еврейского населения, на социальном и экономическом его состоянии все эти преобразования отразились лишь в малой степени. А, между тем, в это время приобрел особое значение общественный антисемитизм, нашедший своих представителей в лице известных деятелей культуры и общественной жизни. В целом же, все реформы Александра II в части еврейского вопроса носили крайне ограниченный характер и касались лишь очень небольшой части евреев. Основная же масса еврейского населения империи оставалась бесправной и обездоленной.



6

Трагическая смерть Александра II от рук народовольцев привела к коренной ломке той внутренней политики, которая вот-вот должна была бы установиться в России, благодаря проводимому царем либеральному курсу. К несчастью, произошло это как раз в тот момент, когда вопрос о привлечении народных представителей к делам управления с правом совещательного голоса, быстро близился, как казалось, к своему осуществлению. Пришедший к власти 35-летний Александр III был человеком совершенно иного плана, нежели его отец – предшественник по царскому трону, и прославился как раз своими консервативными взглядами, отрицанием демократических реформ, убежденностью в непогрешимости абсолютной монархии и единоличной царской власти. В последние 15 лет перед вступлением на престол его личным наставником был русский правовед, писатель и историк церкви Константин Победоносцев. Заняв в 1880 г. пост обер-прокурора Святейшего Синода, Победоносцев и позднее, до последних дней государя, пребывал в роли его главного советчика, отчего и остался в истории как «серый кардинал» правительства Александра III.

Победоносцев стал главным идеологом всей политики, проводимой царем по укреплению самодержавной власти. Буквально спустя две недели после обретения царского скипетра Александр III получил от своего педагога рекомендации по поводу своих первых шагов в роли государя: «Время не терпит. Или теперь спасать Россию и себя, или никогда… Новую политику надобно заявить немедленно и решительно. Надобно покончить разом, именно теперь, все разговоры о свободе печати, о своеволии сходок, о представительном собрании…» В отношении различных народностей, населяющих Россию, царю рекомендовалось проводить политику русификации окраин путем суровых репрессивных мер против местного населения. Позднее такое господствующее высокомерное и даже уничижительное отношение русского народа и его государственной власти к остальным народам государства и, в особенности, к национальным меньшинствам закрепилось как политика великодержавного (великорусского) шовинизма. В соответствии с этой политикой евреям не оставалось места в жизни российского общества, и, тем более, для их гражданских прав, политического продвижения и устройства их положения.

samod6.jpg
Император Александр III

Еврейский вопрос принял острый характер уже в самом начале царствования Александра III, и связано это было, естественно, с тем, что, начиная с 15 апреля 1881 г., юг России оказался охвачен еврейскими погромами. Изначально правительство считало необходимым подавить беспорядки силой, но очень скоро причина возникновения этих погромов получила объяснение со стороны министра внутренних дел Н.Игнатьева, заставившего коренным образом изменить взгляд на происходящие события. Отметив обнищание русского народа и низкую ступень его умственного развития, а также его религиозную неприязнь к инородцам, министр заключил, что «главная причина столь несвойственного русскому народу движения заключается в обстоятельствах, имеющих исключительно экономический характер». Евреи, дескать, за последние 20 лет мало-помалу захватили в свои руки не только торговлю и промыслы, но и значительную собственность, и все это путем эксплуатации коренных жителей и беднейших слоев населения. В заключение министр призвал принять энергичные меры к устранению ненормальных условий «для ограждения населения от той вредной деятельности евреев, которая, по местным сведениям, вызвала волнение».

Доклад Н.Игнатьева был утвержден государем и положил начало общему пересмотру законодательства о евреях с целью принятия против них определенных (читай, репрессивных) мер. С этой целью были немедленно созданы Губернские комиссии, которые должны были предложить средства для, как было сказано в царском предписании, «суровой борьбы с еврейским злом». Вред от такого «столь надменного племени, как еврейское, религиею своею отрицающего сближение с христианами, как нечто их унижающее», был как бы уже заранее признан. Предложения с мест, естественно, поступали, но ограничительные меры против евреев, предлагавшиеся отдельными представителями власти, санкционировались государем часто даже без обсуждения и одобрения их высшими законодательными учреждениями.

Комиссия по устройству быта евреев, учрежденная еще Александром II, была упразднена «по несоответствию ее назначения с настоящим положением еврейского вопроса», то есть, вопрос об уравнивании евреев в правах не рассматривался вообще. В этом отношении следует сказать, что в течение всего царствования Александра III вопрос об общем пересмотре законодательства о евреях оставался открытым. Важнейшие меры правительства здесь декретировались как временные или издавались вне нормальных форм законодательного обсуждения, а главное, что все они были окрашены ярко недоброжелательной тенденцией. Единственной мерой для улучшения участи еврейского населения, которая была принята безоговорочно на всех уровнях государственной власти, было объявление полной свободы эмиграции евреев за границу. «Западная граница у нас для евреев всегда открыта!» - фраза, ставшая ходовой в годы правления Александра III.

Чтобы хоть как-то снизить накал страстей и уменьшить недовольство местного нееврейского населения существующей ситуаций, правительство приняло ряд распоряжений, в частности, «Временные правила о евреях» 1882 года. В целом, они были направлены на возвращение в черту оседлости евреев, проживавших городах и местностях, где, за исключенных определенных категорий лиц, они проживать не должны. Была также установлена процентная норма для евреев – учащихся в средних, а затем и высших учебных заведениях: в черте оседлости она составила 10%, вне черты – 5%, в столицах – 3%. На одном из документов, где говорилось о развращающем влиянии учеников-евреев на их христианских товарищей, государь написал: «На это необходимо обратить внимание», и в результате, число евреев, принимаемых в Военно-медицинскую академию, в Горный институт, Институт путей сообщения был сведен до 5% от общего числа поступающих. Тут же военный министр распорядился, чтобы в русской армии было не более 5% евреев-врачей и фельдшеров от общего медицинского персонала. На предложение ограничить число евреев в гимназиях и прогимназиях не более 15% от общего числа учеников, государь написал: «Я разделяю это убеждение».

Главным инициатором всех репрессивных мер, касающихся еврейского населения России, был «Центральный комитет для рассмотрения еврейского вопроса». В решениях комитета прямо говорилось, что необходимо вернуться к традиционной русской политике, согласно которой евреи считаются инородцами. Серьезно коснулись прав евреев Земское положение 1890 г. и Городовое положение 1892 г., устранившие евреев от участия в этих выборных органах и объявившие их неблагонадежными как «преследующими на почве общественной исключительно свои личные выгоды». Некоторые изгнания евреев из городов вошли в историю как образец жестокости и средневековой дикости. К ним относятся изгнание из Москвы в 1891 г., когда пост московского генерал-губернатора занял великий князь Сергей Александрович, и из Ялты в 1893, когда было признано нежелательное нахождение евреев в местах летнего местопребывания царской семьи. Из Москвы тогда в течение полутора лет было изгнано и практически разорено более 20 тысяч евреев.

Годы правления Александра III стали едва ли не самыми тяжелыми и унизительными годами пребывания евреев на территории царской России. Новые законы и жестокость в их исполнении со стороны властей приводили к чрезвычайной скученности населения в городах черты оседлости, где еврейское население колебалось от 45 до 95 процентов от общего числа жителей. Произвол и безнаказанность властей приводили к ограничению гражданской правоспособности еврейского населения, устранению евреев из целого ряда отраслей труда и утрате их возможности в получении полноценного образования. Материальные и духовные потери евреев за короткий, составляющий всего полтора десятилетия период, оказались невосполнимыми.



7

Первым публичным выступлением императора Николая II, сменившего на царском троне своего отца Александра III, стала его речь, произнесенная 17 (29) января 1895 г. в Николаевском зале Зимнего дворца в Петербурге перед депутациями дворянства, земств и городов. Были в его речи и такие слова: «Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твердо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель». Так буквально одной фразой новый царь развеял и без того хрупкие надежды российской интеллигенции на возможность каких бы то ни было конституционных преобразований в стране. В полной мере это коснулось и пресловутого «еврейского вопроса».

В первые годы царствования Николая II продолжалась политика его предшественника по ограничению евреев в праве жительства. Следовали все новые и новые выселения евреев из внутренних губерний и возвращения их в города и местечки черты оседлости. Так, в 1896 г. даже был издан закон, предписывающий солдатам-евреям во время отпусков незамедлительно убывать по их постоянному месту жительства. В 1897 г., вопреки всем изданным ранее царским указам, в Москве было запрещено селиться евреям, осваивающим такие редкие для тогдашней России профессии, как фармацевтика, «фельдшерское и повивальное искусство». Еще спустя два года появилось постановление, затрудняющее запись евреев – купцов первой гильдии в московское купеческое сословие. Местная администрация, стремившаяся к изгнанию евреев, произвольно меняла статус того или иного населенного пункта с «местечка» на «село» и причисляла к сельским местностям территории, прежде относившиеся к городским населенным пунктам, после чего евреи, естественно, подлежали немедленному выселению.

Еще в 1896 году Николай II одобрил правительственный указ о введении казенной винной монополии, устранив тем самым всех частных виноторговцев. В итоге более 100 тыс. евреев лишились своего устойчивого заработка. В 1897 г. около половины населения перенаселенной территории черты оседлости была безработной. Массовая эмиграция евреев из России достигла беспрецедентного уровня: только в США за период царствования Александра III и позднее, до начала Первой мировой войны, эмигрировали 1 млн. 567 тыс. человек.

В эпоху правления Николая II еврейский вопрос в России был крайне политизирован. Существование черты оседлости подрывало международный авторитет государства и вредило экономическим отношениям Российской империи с другими странами. Многие зарубежные банкиры и промышленники-евреи отказывались предоставлять России кредиты и делать капиталовложения в ее экономику из-за бесправного положения в этой стране своих единоверцев. Либеральные круги российской общественности выступали за ликвидацию черты оседлости, в то время как «правые» и черносотенцы требовали не только ее сохранения, но и введения новых ограничений в праве жительства для евреев.

samod7.jpg
Император Николай II

Само еврейское общественное движение разделилось и пошло по двум идейным направлениям: сионизму и территориализму. На Первом Всемирном сионистском конгрессе из 197 делегатов 66 представляли российское еврейство. Территориалисты, со своей стороны, были убеждены, что смогут достичь революционных преобразований в самой России и изменить положение еврейских масс. В конце сентября 1897 г. в Вильно состоялся I (Учредительный) съезд представителей групп еврейских социал-демократов, которые создали «Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России» (Бунд). Основополагающий принцип Бунда был выражен в его лозунге: «Там, где мы живем, там наша страна». А еврейское население России, согласно Всероссийской переписи 1897 года, составляло 5 млн. 175 тыс. евреев, то есть, доля русских евреев в мировом еврействе превышала 50%. Следует при этом отметить одну серьезную деталь: евреям-выкрестам допуск в ряды Бунда был закрыт.

В обстановке резкого обострения политической борьбы в России накануне революции 1905–1907 гг. русское правительство осуществило крайне незначительное смягчение антиеврейского законодательства. Так, указ 10 мая 1903 г. разрешил евреям проживать в 101 селении черты оседлости, которые фактически стали местечками. До начала Первой мировой войны около трехсот населенных пунктов России были дополнительно включены в число территорий, на которых было разрешено проживание евреям. В годы первой русской революции (1905–1907) многие российские государственные деятели осознали, что для прекращения революционных событий, в которых принимали массовое участие евреи, необходимо отменить хотя бы некоторые антиеврейские ограничения. По настоянию П. Столыпина после обсуждения в Совете министров в октябре 1906 г. был составлен особый журнал, в котором говорилось об отмене некоторых ограничений для евреев. Но Николай II отказался утвердить это предложение.

В 1912 г. Сенат запретил евреям занимать должности помощника присяжного поверенного. Вновь начались изгнания евреев со всех мест проживания вне черты оседлости, если они не оформили это свое жительство на законных основаниях. Это коснулось даже участников обороны Порт-Артура. Существовавший ранее и имеющий особое значение в жизни некоторых евреев, решивших перейти в христианство принцип «крещеный еврей становится христианином» был отброшен. Закон 1912 содержал запрет на производство в офицерское звание детей и внуков обращенных. Некоторые члены Думы даже высказывались за запрещение хоронить новообращенных на христианских кладбищах.

С началом Первой мировой войны поголовное выселение евреев из прифронтовых районов. Из Ковенской губернии, к примеру, выселение было поголовным. В массовом порядке еврейское население выселялось из оккупированной русскими войсками Галиции. Чтобы найти пристанище выселяемым из западных губерний евреям, правительство вынужденно было временно упразднить черту оседлости. Евреям участникам войны и их детям разрешили поступать в высшие и средние учебные заведения сверх процентной нормы. Было частично разрешено принимать евреев в адвокаты. События начали развиваться стремительно. Надвигались революционные события 1917 года. Приходил конец власти российских самодержцев. Приходил и конец царской черты еврейской оседлости.

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №4

 
 
Яндекс.Метрика