Замалчивание - тоже ложь

 

Решения мирового сообщества по признанию Холокоста уникальным социальным и историческим событием стали одной из тех основ, на которых сегодня держится борьба за права человека в мире. Эти решения должны приниматься априори – как некая аксиома, как то, что не подлежит обсуждению. Естественно, концепция Холокоста ставит под угрозу само существование государств с диктаторскими режимами, в которых нарушение прав человека является нормой, а ценность человеческой жизни ничего не стоит. Вот почему именно эти страны, пользуясь своей многочисленностью, принимают решения о том, что никакого Холокоста вообще не было.

Отрицание и ревизия Холокоста сегодня расценивается Организацией Объединенных наций не только как проявление антисемитизма, но и как подрыв стабильности в мире, как угроза возникновения очередной конфронтации между государствами с консервативным и либеральным устоем. Эта концепция стала основной причиной, почему было принято решение о признании ревизии Холокоста – международным преступлением.

В отличие от многих стран Западного мира, где можно в судебном порядке наказать фальсификаторов истории, в странах постсоветского пространства подобные законодательные механизмы отсутствуют, в результате чего возможна и ревизия Холокоста. Но отрицать очевидное в наше время становится все сложнее и сложнее. Проще вообще не говорить на эту тему, делать вид, что ее не существует. К примеру, официальная белорусская историография, по большей части, просто обходит Холокост молчанием и идет в этом отношении по пути, характерном в недалеком прошлом для большинства пропагандистов стран Восточной Европы во главе с бывшим Советским Союзом.


1

Возникновение в ХХ веке в Европе двух тоталитарных государств – СССР и Германии – и последующий военный конфликт между ними, втянувший в свое жерло все крупнейшие страны мира, привели к гибели десятков миллионов человеческих жизней. И большевизм, и нацизм не смогли бы развиваться, если бы в основе идеологии обоих режимов не лежало откровенное пренебрежение ценностью человеческой личности и публичное декларирование приоритетов интересов общества (классов – у большевиков, арийской нации – у нацистов).

Трагедия народов Европы потрясла мир, но еще большее потрясение испытало человечество, когда стали известны факты тотального уничтожения миллионов людей по национальному (евреи и цыгане) и социальному (психические больные, люди нетрадиционной половой ориентации) признакам. Беларусь оказалась одним из наиболее пострадавших от Холокоста регионов. Отвращение к этой немыслимой жестокости вызвало в мире чрезвычайно сильную интеллектуальную реакцию. Чувство ответственности за Холокост породило необходимость принять срочные меры к недопущению его повторения в любой форме в будущем.

Нюрнбергский трибунал коренным образом изменил ситуацию с правами человека во всем мире и стал прообразом всех будущих судебных процессов. Он воспроизвел подробную историю нацистского режима и собрал объемный материал, который послужил гарантией того, что в последующем фальсифицировать его в политических целях будет непросто. Впервые в истории на основе международного права были привлечены к ответственности крупнейшие фигуры политического олимпа Германии и их пособники за планирование ведения войны, в том числе, и за массовую гибель мирного населения. Главным же итогом этого процесса стало то, что была отчетливо изложена концепция преступлений против человечности, позволившая в 1948 г. принять Женевскую конвенцию «О предупреждении преступления геноцида и наказания за него».

Конвенция установила международную уголовную ответственность лиц, виновных в совершении геноцида, независимо от их общественного положения, а также независимо от того, совершается геноцид в мирное или в военное время. К геноциду отнесены все действия, совершенные с целью уничтожения полностью или частично какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы как таковой, в том числе умышленное создание жизненных условий, рассчитанных на ее полное или частичное физическое уничтожение.

В сфере национально-культурной к геноциду было отнесено уничтожение языка, религии или культуры какой-либо национальной, расовой или религиозной группы (невозможность пользоваться национальным языком в повседневной жизни или в школах, печатания и распространения изданий на языке такой группы, уничтожение библиотек, музеев, школ, исторических памятников, культовых зданий и т.д.).

Так начался глобальный процесс по утверждению прав отдельной личности, признанию ее приоритета перед правами общества (общины, класса, партии, нации и т.д.). Фактически началась борьба за признание свободы и самореализации личности высшей ценностью и условием развития общества, а в результате на первый план выдвинулись основные идеи либерализма, введенные в научный оборот еще в 1830-е гг., когда в Западной Европе возникли первые партии либералов. Вопрос о всемирном уставе прав человека после Второй мировой войны встал с новой остротой.

Британский философ Джон Локк – «интеллектуальный вождь XVII в.», «отец западного либерализма», «первый философ эпохи Просвещения» – одним из первых высказал мысль о том, что все люди обладают «естественными» правами, данными самим фактом их появления на свет и, в первую очередь, правом на жизнь. Из этого утверждения логично проистекали определенные выводы. Во-первых, правительства должны служить общественному благу, а «естественные» права каждого человека должны стоять выше притязаний и интересов власти. И, во-вторых, «естественные» права не должны зависеть от исполнения религиозных традиций, а посему церковь должна быть отделена от государства.

До Второй мировой войны соблюдение или несоблюдение прав человека являлось делом каждого государства, зависящими исключительно от того, насколько демократична установленная в нем власть. Характер обращения государства со своими гражданами считалось их внутренним делом. Расправа властей с собственными гражданами в то время еще не была зафиксирована в международном праве как преступление. Но вот 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла Всеобщую декларацию прав человека. В ней был приведен всеобъемлющий перечень прав и провозглашалось, что отношение государств к собственным гражданам является вопросом, способным вызвать законную озабоченность международной общественности, и подпадает под действие международных стандартов. Так Катастрофа европейского еврейства, унесшая более шести миллионов жизней, подтолкнула мир к началу глобального процесса либерализации.

К середине 1960-х гг. права человека стали одной из основных проблем, которыми занималась Организация Объединенных Наций. Наиболее значимым последствием этого процесса стало заключение Международных пактов о правах человека в декабре 1966 г.


2

Глобальность Холокоста, его уникальность в мировой истории, опасность повторения в будущем геноцида, подобного Холокосту, поставили вопрос о необходимости научного изучения его. Несмотря на то, что антисемитизм по своей природе иррационален, его апологеты для оправдания своей деятельности ищут для него рациональное обоснование. Одним из мотивов такого обоснования является современная ревизия Холокоста.

В странах СНГ фальсификация истории Холокоста в идеологии и практике организаций, исповедующих российский великодержавный шовинизм, был впервые отмечен в середине 1990-х гг. Одна за другой стали появляться книги соответствующего содержания, главным образом, переводные. Целый ряд из них был отмечен и в Беларуси, главным образом, на прилавках магазинов и ларьков, торгующих аналогичной литературой.

Издания эти по-разному освещали проблему. Наибольшее их число были посвящены отрицанию Холокоста как факта истории. Наиболее активным автором такого рода книг является Юрген Граф, но было издано и ряд книг других авторов, в основном, переводных. Этой же теме посвящали свои статьи многие московские газеты шовинистического направления – «Русский вестник», «Дуэль», «Завтра».

Особое место в ряду этих книг занимает сборник «Исследование Холокоста. Глобальное видение. Материалы международной Тегеранской конференции 11-12 декабря 2006 года» (Пер. с англ., фр., нем. М.: Алгоритм, 2007. – 272 с.). В 2008 г. репринтное издание этого сборника вышло в Минске в издательстве «Христианская инициатива». Среди авторов статей мы находим и евреев.

Еще одна группа публикаций посвящена отрицанию Холокоста, который трактуется как замысел лидеров III рейха по причине их личной принадлежности к еврейскому народу.

Целый ряд авторов пытаются подорвать доверие к истории Холокоста, утверждая, что он нужен был самим еврейским лидерам для извлечения из трагедии своего народа сверхприбылей. Иногда в качестве доказательства приводится анализ книг, критикующих руководство еврейских организаций за недальновидность и соглашательскую политику их лидеров накануне войны, преступную роль еврейских коллаборантов, в частности, книги известного публициста Ханны Аренд «Банальность зла».

Отрицание Холокоста называется ревизионизмом по той простой причине, что, как заявляют сами его сторонники, они не более чем «подвергают ревизии традиционную историографию Холокоста». Способы этой ревизии различны и достаточно многообразны. Анализ литературы по этому вопросу позволяет выделить наиболее часто встречающиеся.


1. Холокост – выдумка сионистов для вымогания денег из мирового сообщества.

2. Геноцид еврейского населения Европы имел место, но он проводился без ведома руководства нацистов и сам Гитлер ничего об этом не знал.

3. Большинство фактов геноцида евреев требует пересмотра, ибо документы и свидетельские показания не внушают доверия.

4. Количество жертв Холокоста многократно преувеличено.

5. Евреи не составляли особой категории жертв и/или их истребление не являлось преднамеренной систематической политикой.

6. Евреи сами виноваты в геноциде: они заключили союз с Гитлером и пожертвовали миллионами своих соплеменников ради долгосрочной выгоды, например, необходимости создания государства Израиль. Характерно в этом отношении утверждение белорусского писателя Э.Скобелева, который в одной из статей, перечисляя цели Второй мировой войны, на первое место поставил «создание государства Израиль».

Отсутствие достоверных данных о числе жертв Холокоста позволяет сегодня ревизионистам свободно манипулировать общественным сознанием и идти на искажение исторической правды. Нередко участие в этом принимают представители научной элиты крупнейших государств мира. Советская пропаганда в силу царившего в течение нескольких десятилетий государственного антисемитизма замалчивала особый антиеврейский характер нацистского геноцида. Жертвы Холокоста повсеместно назывались «советскими гражданами», а с 1967 года, после Шестидневной войны на Ближнем Востоке, на местах массовых уничтожений еврейского населения в 1941-1944 гг. установленные ранее обелиски подвергались переделке: с них исчезали таблички с указанием национальности убитых, а шестиконечные звезды Давида заменялись советскими пятиконечными звездами. В результате, основная масса населения не знакома с тем систематическим характером преследований, которым подвергалось евреи в годы оккупации, и с тем, что такое вообще Холокост.


3

Сегодня политика официальных исторических кругов Беларуси заключается в замалчивании подлинного характера Холокоста и масштабов трагедии еврейского народа в годы Второй мировой войны. Думается, причина такого отношения лежит в нежелании принять на себя долю вины народов Восточной Европы и СССР за непредотвращение Холокоста.

Замалчивание Холокоста и его последствий лучше всего прослеживается при анализе энциклопедической, справочной и учебной литературы, выходящей в Беларуси.

Ни в одном из 26 проанализированных нами специальных изданий по истории Беларуси, вышедших за последние 12 лет, ни разу не использовано слово Холокост, даже в фундаментальном исследовании «Беларусь в годы Великой отечественной войны», подготовленном Институтом истории Национальной академии наук, хотя в главе «Геноцид и политика «выжженной земли» уничтожению еврейского населения уделено достаточно места. Ни в одном из изданий ни разу не дано общего представления о геноциде евреев как о целенаправленном уничтожении нацистами одного отдельно взятого народа и лишь однажды отмечено, что евреев и цыган «ожидало полное уничтожение». Даже изданный в Минске «Всемирный энциклопедический словарь», отметив в статье «Холокост», что была сделана «попытка полного истребления европейских евреев», саму дефиницию Холокоста представила как «преследование нацистами евреев и других меньшинств».

Большинство же изданий ограничилось буквально одним (большим или меньшим по объему) абзацем с информацией о том, что ряде городов республики были созданы гетто, и называлось их общее количество (от 70 до 163 – по данным разных авторов), указывалось число согнанных в Минское гетто евреев и говорилось о их массовой гибели. В трех книгах нет даже и этих данных, а в научном издании «Беларусь на мяжы тысячагоддзяў» названо лишь количество гетто и через абзац вскользь брошена фраза: «Повсеместно в городах и местечках создавались еврейские гетто». Аналогичная ситуация с текстами многочисленных справочных и учебных пособий, вышедших за последние 10 лет.

Небольшую, но емкую главку «Геноцид» поместил в своей книге «Нарыс гiсторыi Беларусi. 1795-2002» известный белорусский историк Захар Шыбека, но и здесь не дается даже общего представления о Холокосте.

Отечественная литература не дает даже приблизительного количества уничтоженных в годы оккупации евреев на территории современной Беларуси. Данные по разным источникам разнятся на сотни тысяч жертв. Едва ли не первую попытку опубликовать количество уничтоженных евреев по населенным пунктам дает изданная в 2004 г. иллюстрированная хронология «Беларусь у Вялiкай Айчыннай вайне: Дзень за днём». Но даже в этом, далеко неполном перечне (приводятся данные только по 117 населенным пунктам, в которых якобы были официально созданы гетто) названа цифра около 700 тысяч человек.

Нередко отмечается парадоксальность в приводимых данных о количестве уничтоженного мирного населения на оккупированной фашистами территории. К примеру, в изданном в том же 2004 году «Атласе гiсторыi Беларусi» на карте «Уничтожение населения Беларуси немецко-фашистскими оккупантами в годы Великой Отечественной войны» по некоторым населенным пунктам общее число погибших меньше, чем число одних только уничтоженных евреев, указанных в вышеназванной Хронологии. При этом следует отметить, что в Хронологии отсутствуют данные еще по многим десяткам населенных пунктов и не приводятся данные по лагерям уничтожения, а на карте, размещенной в Атласе, нет многих населенных пунктов, приводимых в Хронологии. Все это говорит о наличии большой метологической путаницы и отсутствии четкой позиции авторов по данному вопросу.

К сожалению, в Беларуси даже появилась книга, в которой евреев одного из партизанских отрядов обвинили в... геноциде мирного белорусского населения. Описан случай, когда, уничтожая полицейский гарнизон одной из деревень (Дражно, Стародорожского района), «отряд, большинство которого составляли евреи под командованием Израиля Лапидуса», «для повышения коэффициента полезного действия операции» сожгли 37 домов и убили 25 мирных жителей.


4

К сожалению, даже в научных кругах (и не только в Беларуси) понятие «холокост» трактуется неоднозначно. Нередки случаи, когда под Холокостом понимают вообще геноцид мирного населения в годы немецко-фашистской оккупации. Иногда это делается умышленно. Огромные потери среди мирного населения в годы Второй мировой войны позволяют современным ревизионистам, искажая историческую правду и манипулируя абсолютными данными, выдвигать на первый план относительность этих потерь, сводя все к простому арифметическому сопоставлению цифр.

СЕГОДНЯ ПРОБЛЕМА ИЗУЧЕНИЯ И ОФИЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИОГРАФИИ ХОЛОКОСТА ЭТО, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, ПРОБЛЕМА ПРИЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВОМ ЕГО УНИКАЛЬНОСТИ КАК ИСТОРИЧЕСКОГО ЯВЛЕНИЯ ВСЕЛЕНСКОГО МАСШТАБА.

К сожалению, академические круги игнорируют то, что исходит от ревизионистов, высокомерно, а иногда и просто брезгливо не желая связываться с антисемитами и считая их взгляды и теории недостойными серьезной научной дискуссии. А те, не встречая сопротивления, внедряются в никем не занятую пропагандистскую нишу, издают множество популярной литературы и увеличивают свою аудиторию, наращивая и без того серьезный идеологический капитал современного неонацизма.

До сих пор имеет место разночтения даже в основных дефинициях Холокоста.

Большинство русскоязычных словарей, в том числе словари русского языка, до сего дня вообще не приводят слова «Холокост». Это касается изданий, увидевших свет как в России, так и в Беларуси. Крайне недостаточно уделяют внимание Холокосту и некоторые зарубежные издания. К примеру, в двух томах Оксфордской иллюстрированной энциклопедии («Всемирная история», тт.3 и 4), вышедшей на русском языке в Москве (второе издание), Холокосту уделено менее одной страницы из 800.

В ведущих белорусских энциклопедиях теме Холокоста не уделено внимания даже в тех статьях, которые специально отражают судьбу еврейского народа. Так в статье «Яурэi» в «Беларускай энцыклапедыi» (т.18, кн.I) ей посвящена лишь одна фраза: «Во время Великой Отечественной войны еврейское население понесло большие утраты со стороны немецко-фашистских захватчиков». Не раскрывает темы и не называет цифр и аналогичная статья в «Энцыклапедыi гiсторыi Беларусi» (т.6, кн.II), где по поводу уничтожения евреев в годы оккупации также помещена одна, ничего не говорящая фраза: «Во время великой Отечественной войны на оккупированной етрритории Белаурси евреи подвеглись геноциду со стороны немецко-фашистских захватчиков».

Размещенные в белорусских энциклопедических изданиях статьи «Холокост» прямо свидетельствуют о том, что в подходе к концепции Холокоста в редакциях энциклопедий возобладали реформистские тенденции.

Статья «Холокост» была размещена в 16-м томе «Беларускай энцыклапедыi». Было бы логичным предположить, что это фундаментальное издание в полной мере осветит все аспекты того, что связано с геноцидом евреев на территории Беларуси: уточнит спорные цифры; укажет места массовых расстрелов; перечислит все созданные нацистами гетто; расскажет о еврейском сопротивлении на оккупированной территории, в том числе о еврейских партизанских отрядах; назовет имена героев и преступников, праведников и коллаборантов... Национальная энциклопедия ОБЯЗАНА была сделать все это, однако ничего подобного не произошло: в небольшой статье оказались приведенными лишь три дефиниции самого термина и ни слова больше.


5

Тотальное замалчивание трагедии еврейского народа в годы Второй мировой войны, его вклада в борьбу с нацизмом, принижение масштабов или даже полное отрицание еврейского сопротивления на оккупированной территории было во все послевоенные годы одним из элементов политики государственного антисемитизма, проводимой лидерами КПСС. Думается, эта политика и поныне имеет своих последователей.

О том, что мы имеем дело не со случайным стечением обстоятельств, говорят и те дефиниции, которые дают белорусские энциклопедии такому серьезному феномену в истории ХХ века, как Холокост.

По мнению авторов и редакторов «Беларускай энцыклапедыi», Холокост – это не сам факт уничтожения миллионов людей, а лишь «термин научной литературы, который применяется как синоним геноцида». И означает этот термин «судьбу наций, народов, этносов и других общностей, которые стали объектами умышленного физического уничтожения». То есть, энциклопедия авторитетно подтверждает, что понятие Холокост применимо и к любому иному случаю геноцида. Иными словами, уничтожение собственного народа Иосифом Сталиным или «красными кхмерами» Пол Пота в Камбодже – это тоже Холокост.

Кстати, термин «холокост» охотно применяют и в случаях массовой гибели людей, подчеркивая тем самым его умышленный характер со стороны властей. В качестве примера можно привести одну из книг, посвященных голодомору на Украине (Украіньскій голокост. 1932 – 1933: Свідчення тых, хто вижив. – К., 2003. – С. 296 с.).

О том, что мы имеем дело с очередной попыткой реформирования Холокоста, говорит вторая дефиниция, размещенная в этой же статье. В ней евреи уже упоминаются, но, опять-таки, не для рассказа об их уничтожении. Здесь Холокост уже не просто научный термин, а «термин историографии 20 в., в особенности еврейской...». Правда, обозначают этим термином «систематическое преследование и уничтожение евреев нацистами и их помощниками в Германии и на захваченных ею территориях», но о самих преследованиях и уничтожениях, а, уж тем более, на территории Беларуси – ни слова.

Точно такая же статья «Холокост» была почти одновременно размещена и в «Энцыклапедыi гiсторыi Беларусi» (т.6, кн.II).

Аналогичная история происходит с термином «гетто». Генеральный прокурор Израиля в своей речи на процессе А.Эйхмана еще в 1961 г. сформулировал понятие лагеря смерти с точки зрения оккупационной политики нацистов: «В Германии и оккупированных странах были сотни лагерей – концентрационных, сборных и пересыльных. По отношению к евреям все лагеря имели одну цель: полное их истребление. Даже если бы нацисты и не перешли к методам прямого истребления, обитатели гетто и трудовых лагерей все равно вымерли бы спустя некоторое время от голодания, истощения и эпидемий». «Лагерями уничтожения» или «местами массового уничтожения евреев» называют гетто «Большой энциклопедический словарь», изданный в России в 1997 г. и энциклопедия «Республика Беларусь».

Однако в большинстве белорусских изданий под словом «гетто» понимают «районы принудительной изоляции евреев». Логическим объяснение такой формулировки является то, что в самих гетто евреев практически не убивали: массовые убийства происходили в стороне от населенных пунктов. Поэтому иногда в подобных формулировках делаются некоторые оговорки: гетто – «переполненный места содержания евреев, служившие отстойниками перед уничтожением».

Даже спустя шесть с половиной десятилетий после окончания Второй мировой войны историки, демографы, социологи не смогли утвердить четкие дефиниции Холокоста и признаки, по которым он отличается от уничтожения всего остального мирного населения. Сегодня даже в энциклопедической, справочной и учебной литературе заметна огромная метологическая путаница. Отсутствие четко сформулированной методики подхода к описанию событий Холокоста и даже к формулированию основных его дефиниций приводит к тому, что создается впечатление, будто ученый мир умышленно не желает замечать уникальный характер Холокоста и выделять его из общей трагедии населения оккупированных стран.

Путаница происходит, главным образом, оттого, что в литературе постоянно смешиваются две основные дефиниции, касающиеся гибели миллионов мирного населения в годы войны, – ТЕРРОР и ГЕНОЦИД.

Главный вопрос, который возникает обычно и на который пока официальная историография не дает ответа: почему нужно выделять трагедию евреев из общей трагедии народов? Морально ли делить жертвы по национальности? Напомним: всего в Беларуси в годы оккупации погибло более двух с половиной миллионов мирных граждан, из них около 800 тысяч евреев, то есть треть. Но даже сравнение относительных цифр уже убеждает: белорусского населения погибло около 20%, еврейского – более 80%. Дать ответ, почему это произошло, - задача ученых.

Дело в том, что многомиллионное население оккупированных стран нацисты превратили в заложников, проводя массовые казни с целью устрашения и подавления антигитлеровского сопротивления. Это была политика спланированного государственного ТЕРРОРА. Что же касается евреев, то их уничтожали просто за то, что они были евреями, и это уже была политика ГЕНОЦИДА – первый в истории случай тотального истребления людей по национальному и религиозному признаку, проводимому в порядке государственной программы.

Замалчивание проблемы необходимости официального признания уникального характера Холокоста и его последствий может быть приравнена к практике ревизии Холокоста, ибо, говоря словами Л.Толстого, замалчивание – это тоже ложь. Анализируя сложившуюся ситуацию, белорусский историк Никитенков В.И. замечает: «Многие учебники по истории Беларуси, новейшей истории на протяжении 90-х – начала 2000-х годов написаны одними и теми же авторами. Из учебника в учебник кочуют одни и те же факты, их оценки мало чем отличаются от оценок 80-х годов. Создается впечатление, что над авторами по-прежнему довлеют стереотипы и догмы прошлого».

В настоящее время все основные публикации по Холокосту, включая сборники научных работ, публицистику и воспоминания бывших узников гетто, издаются без участия академических кругов, главным образом, руками и за средства небольшой группы энтузиастов, состоящей, по большей части, из активистов еврейского общественного движения. Сегодня можно с полным основанием говорить, что официальная историческая наука в Беларуси к теме Холокоста глуха, и трагедия евреев остается делом самих евреев.

 
 
Яндекс.Метрика