"О, Эстер!" Пуримшпильный мюзикл

 

Народная опера



                              Посвящается С.А., подвигнувшей автора на стихоплетство.

                              Текст Якова Басина (Минск, ХХI век)
                              Музыка известных и неизвестных авторов (Европа, США, ХIХ-ХХ вв.)
                              Премьера - Минский еврейский общинный дом, 19 марта 2003 г.
                              Последующие постановки Минск (Сохнут, 2005), Уфа (Культурный центр, 2007)

*       *       *

                              Раз верблюд в пустыне стал:
                              Под него еврей попал.
                                                  Евреи, евреи!
                                                  Кругом одни евреи!


Ведущие:

- История чудесного спасения евреев 26 веков тому назад в древней Вавилонии и сегодня волнует всех, кто хоть немного знает прошлое еврейского народа. А чтобы об этом событии не забывали, евреи каждый год, вот уже два с половиной тысячелетия отмечают праздник Пурим.
- Этот праздник лежит в основе всей мировой традиции народных карнавальных торжеств. А по традиции в дни карнавалов снимались все моральные ограничения, и даже в самые аскетические времена средневековья, когда свирепствовала инквизиция и горели костры, сжигающие еретиков, на карнавалах можно было напиваться до непристойности, греховодничать, сквернословить и даже (о, Боже!) женщине переодеваться в мужское платье, а мужчине - в женское.
- И было еще принято разыгрывать пуримшпили, в которых разрешалось самым вольным образом переписывать историю и даже (о, Боже!) богохульствовать.
- Существует весьма традиционная версия событий, которые произошли в те далекие времена в Вавилонии. Ее сохранил для нас свиток Эсфири (Эстер) – двадцать первая книга канонической еврейской Библии.
- Но сегодня принято переписывать историю, а потому мы тоже предложим вам сейчас свою версию. Правда, она не столько от Эсфири, сколько от Фрейда, ну, да ничего, современники и потомки нас простят.
- А пока, как и во всяком повествовании, грустное будет сочетаться с веселым, рутинное - с занимательным, а реалистическое - с фантастикой.
- Итак, мы начинаем!
- И чтоб вы были здоровенькие!


Хор наших современников:

(На музыку песни Дм.Покрасса "Все, что было")

Вновь проходит век за веком чередою.
Вновь истории длиннее станет путь.
Не пора ли всем евреям, хоть порою,
На своих героев с нежностью взглянуть.

Пр.:   Все, что было,
          Это - мило,
          Но давным-давно уплыло.
          Только свиток есть Эсфири.
          В нем - еврейская душа.

          Было смело
          Ее дело.
          Память наша не истлела,
          И Эсфирь в подлунном мире
          Вечным светом хороша.

- В те давние времена Вавилония была одним из самых крупных и сильных государств древней Месопотамии.
- В эпоху, о которой мы ведем рассказ, ее столицей был город Шушан (Сузы), в котором стоял роскошный царский дворец.
- А вокруг на огромные расстояния простирались полыхающие жаром пустыни, по которым то в одну, то в другую сторону шли торговые караваны.
- Плавно раскачиваясь, шли цепочкой навьюченные поклажей верблюды, и среди мертвой тишины далеко в окрест разносилась заунывная песня погонщика.


Песня погонщика

(На музыку «Каравана» Дюка Эллингтона)

Ой!
Вот караван идет большой.
Сквозь азиатский летний зной
Спешат погонщики домой.

Ой!
Через пустыню путь крутой.
Кругом звучит шакалов вой.
Здесь каждый шаг грозит бедой.

Зной
Видений порождает рой,
И вдруг сквозь марево порой
Оазис видишь… но не свой.

Той!
Для персов это – пир горой.
Придет на той народ толпой.
Барашек гонят на убой.

Стой!
Грядет с кочевниками бой.
Ломается верблюдов строй.
Прольется кровь в песок сухой.

Пой!
Свою погонщик песню пой!
Веселый, мрачный или злой,
Но все же песню свою пой.

Ой!
Вновь караван ведем мы свой.
Людей готовы за собой
Вести, как вел наш предок Ной.

- Как известно, основным населением Шушан были персы. Но, как выясняется, жили там и евреи, которых увел в вавилонское пленение нехороший царь Навуходоносор Второй.
- Те события, о которых мы ведем рассказ, произошли тогда, когда царем Вавилонии был царь Ахашверош (Артаксеркс).
- И, надо сказать, что жили персы и евреи, в целом, вполне нормально и дружно. На знаменитых персидских рынках они так обменивались ироничными песенками и частушками.
- Тон задавали, конечно, персы:


Хор персов

(На мотив песни В.Соловьева-Седого из к/ф "Небесный тихоход")

Все мы - персы, мы все - патриоты.
И хоть царь наш не очень хорош.
Но владыка людей и природы
Наш Ахаш и, конечно, Верош.

Пр.:   Потому, потому что все мы знаем:
          В жизни главное - дело с концом.
          Первым делом у евреев - обрезанье,
          А красавицы? Красавицы - потом!

- Им вторили задорные персиянки:


Хор персиянок (частушки)

- У евреев редкий дар:
Им "еврейский юмор" дан,
- Чтоб, собравшись хоть порой,
Посмеяться над собой.

- Мы смеяться не жалеем
Все над юмором евреев.
- Можем мы над шутками
Их смеяться сутками!

- Евреи отзывались своей задорной песней "7-40", которая уже была известна в те далекие времена.
- По нашему мнению, название песни отражало демографическую ситуацию в Шушане, где на 7 евреев было 40 персов.


Хор евреев

(На мотив еврейской песни "7-40")

Все мы - евреи, братцы.
Всем нам "евреем" зваться.
Все мы мечтаем вернуться домой.
Ой!

Мы строим в жизни планы,
Хоть рядом есть аманы
И угрожают погромом порой.
Ой!

Пр.:   Народ наш независим:
          Царям не пишет писем,
          Живет в галуте он под небом чужим.
          И каждый раз идти за солнцем своим
          Готов, когда земля горит под ним.

- Однако не все так просто в еврейской жизни. Природный оптимизм не дает им грустить, но тоска об отчем доме разрывает еврейскую душу.

- И звучали над жаркой Персией "Плачи вавилонские".


Плачи

(На мотив песни "Надежда" из репертуара Анны Герман)

Светит полуночная звезда.
Мы живем в чужом краю полвека.
Продолжает рабская узда
Убивать в еврее человека.

Не привык народ наш никогда
Звезд чужих считать, хоть и для вида.
Есть у нас своя одна звезда:
Славная звезда - Звезда Давида.

Пр.:   Она нам как компас земной,
          И с нею мы счастье познали.
          Готовы к судьбе мы любой,
          Чтоб дети свободой дышали.

- Евреи попали в Вавилонию не по своей воле. Они оставили Эрец-Исраэль, где был разрушен Храм - святилище, хранитель Веры.
- Но Вера не угасла, евреи не ассимилировались. Они сохранили свою национальную самобытность, потому что именно в Персии появились первые синагоги. О том, как это произошло,- наша версия.
- Лучше всего это знает, конечно же, Мордехай, служивший при дворе царя Ахашвероша привратником, а это была очень серьезная должность.


Выходная ария Мордехая

(на мелодию "Песни водовоза" из к/ф "Волга-Волга")

Удивительный вопрос:
Отчего мой длинный нос,
Не смотря на все труды,
И ни туды, и ни сюды?

Есть кошерная еда.
Есть вино и есть вода.
Но евреям, вот беда,
И ни туда, и ни сюда.

Ни в дворец, и ни в мечеть.
Ни плясать, ни песни петь.
И еврейский наш народ
И ни назад, и ни вперед.

Всем евреям нужен храм.
Но Аман - дебил и хам -
Не позволит строить нам...
Вот это стыд. Вот это срам.

Если Храм не возродить,
Иудеям страшно жить.
Как нам Веру сохранить?
И что ж нам делать, как нам быть?

Я не хан и не султан.
Мне геном еврейский дан.
Я придумаю, чтоб Храм
Был лично вам и лично нам.

Где евреи будут жить
И вино, как воду, пить,
Я построю нынче сам
Еврейский храм и здесь и там,

Чтобы, взяв чужой язык,
Я от Веры не отвык
И, пройдя по всем путям,
Жить смог и там, и смог и сям.

- О царе Ахашвероше сохранились весьма противоречивые сведения.
- Самым лучшим образом о нем отзывались, естественно, его жены и наложницы, составлявшие население многочисленного гарема.


Хор жен и наложниц

(На мотив народной песни "В гареме нежился султан")

С гаремом жил Ахашверош.
Ахашверош!
Он статен был и всем хорош.
Ох, хорош!
И он любил красивых дам
На зависть вам,
На радость нам!

- Царь, наверное, и в самом деле был всем хорош, но однажды он совершил совершенно необъяснимый поступок: он потребовал у любимой жены Вашти, чтобы на пиру та перед всеми гостями полностью обнажилась.
- С этого конфликта и началась интрига, которая привела в царский дворец еврейку Эстер, что завершилось спасением еврейского народа от неминуемой гибели.
- Вот что говорил позднее Ахашверош по поводу того, что заставило его совершить столь странный и необъяснимый с точки зрения всех законов Востока поступок.


Куплеты Ахашвероша:

(на мелодию из к/ф "Кавказская пленница")

Я - ваш царь, я - султан, я - Ахашверош.
Я богат, я велик, внешностью хорош.
И в гарем свой влюблен я уж много лет.
Собирал я его через Интернет.

Хор:   Иметь неплохо пятьсот две жены,
          Однако плохо с другой стороны.

Вам изменит жена - ей секир-башка.
Мне изменит гарем - у меня тоска.
Главный евнух, подлец, покрывает жен.
Хоть он евнух, но он в жен моих влюблен.

Хор:

Где Вашти, где Зухра, а где Зульфия,
То не знает никто, в том числе и я.
Все они для меня на одно лицо.
В том признаться боюсь, буду подлецом.

Хор:

Я запомнил у жен то, что мне нужней:
Не глаза и не рот - кое-что нежней.
Самым нежным оно было у Вашти.
Только кто здесь Вашти - в жизни не найти.

Хор:

Я приметил одну нежную жену.
Из всех жен та жена мне теперь нужна.
Я устрою себе маленький сюрприз:
Пусть она мне одна сделает стриптиз.

Хор:

Ситуацию мне не пришлось спасти:
Отказалась открыть нежности Вашти.
Хоть я - царь, хоть я - муж, должен быть любим.
Знать открыть это ей надобно другим.

Хор:   Иметь неплохо пятьсот две жены.
          Однако плохо с другой стороны.

Хор:

Если б знал всех в лицо жен своих султан,
Не набрал бы в гарем он одних путан.
Чтобы то избежать, выход есть - пустяк:
Быть персидским царем должен холостяк.

Ахашверош:   Конечно, плохо совсем без жены.
                       Однако плохо с другой стороны...

- А самым большим царским сановником был у Ахашвероша Аман - первый официально зарегистрированный в истории идейный антисемит.
- Особенно Аман не любил привратника царского двора Мордехая за то, что тот его не уважал и не воздавал ему тех почестей, которые были положены первому царскому министру.
- На еврейское счастье, Аман был гомосексуалом, и он страстно любил прелестного царя, который был, как мы понимаем, бисексуалом.
- И вновь, как уже часто бывало и еще не раз будет в истории, движущей силой конфликта стал секс.


Выходная ария Амана

(На мотив из оперетты Ф.Легара "Цыганский барон")

Я - персидский барон,
И в царя я влюблен.
Но еврейский народ
Мне подкинул хлопот.

Не до секса тут мне.
Снова я на коне.
Мордехай - прохиндей,
Очень хитрый еврей.

Хоть мужик он - не "ах",
Но всегда при деньгах.
В этом - вся его соль,
И моя это боль.

Но царя я люблю,
А жидов не терплю.
Крючковатый их нос...
Весь еврейский вопрос...

Нам для нашей страны
Все они не нужны.
Снимем с них мы штаны
Для богатства казны.

- Ахашверош, естественно, не понимал страданий Амана и смеялся над ним.
- Более того, царь задумал интригу. Как опытный царедворец он любил время от времени менять свиту.


Куплеты Ахашвероша

(На мотив американской песни "Кабачок")

Меня ревнует мой Аман
(Ох, Аман!).
Он нюхом чувствует обман
(Ох, обман!).
Но вовсе не гарем тревожит его сон,
А что со мной совсем не он.

Пусть думает, что Мордехай
(Мордехай!)
Мне создает в постели рай
(Чистый рай!).
Его теперь не буду я разубеждать:
Развязки буду тихо ждать.

          Злобивый интриган Аман!
          Ему напрасно жребий дан.
          А коль услужит Мордехай,
          Тогда, Аман, прощай!

Прощай и думать позабудь
(Позабудь!)
Зайти в дворец когда-нибудь
(Когда-нибудь!).
Тебя здесь будет ждать трагический конец -
Интриге всей лихой венец.

- Аман был хитрым и коварным человеком, но он был лишен тонкости и царскую иронию принял на полном серьезе.
- Ревность разрывала его любящее мужское сердце.


Страдания Амана

(На мотив песни "Зачем" Эдди Рознера)

          Зачем смеяться,
          Если в сердце рана?
          Зачем стараться
          Делать вид, что ты со мной?
          Зачем играть в любовь?
          Пора признаться,
          Что ты увлекся вновь,
          С тобой теперь другой.
Ты скрыл от меня, что незримо
Стал близок тебе тот еврей.
Ты мне говорил: "О, любимый!"
Ласкал же тебя этот гей.

Зачем же мой стон и рыданья?
Зачем вновь иду я за ним?
Пора мне забыть про свиданья
С царем и увлечься другим.
          Зачем смеяться,
          Если сердцу больно?
          Пора признаться:
          Царь со мной совсем чужой.
          Зачем хранить любовь?
          Конец! Довольно!
          Прольется нынче кровь,
          И я уйду домой.

- А тут еще случилась такая история.
- Как-то Мордехай спас царя Ахашвероша от грозящей ему опасности. Он узнал о заговоре, целью которого было убийство царя и захват власти, и смог предотвратить трагическое развитие событий. Произошло это так.


(На мелодию песни "Три танкиста" из музыки Дм.Покрасса к к/ф "Трактористы")

Над Шушаной солнце ходит кругом.
Край персидский негою объят.
Три шахида, взявшись друг за друга,
Возле царского дворца стоят.

          Уж давно в лохмотьях их халаты,
          Клочья хлопка в тюрбанах торчат,
          На штанах - истлевшие заплаты,
          Но отвагою сердца стучат.

Предстоит убить Ахашвероша.
На престоле будет новый царь.
Взвалит на себя святую ношу
Добрый и разумный государь.

          На прогулку нынче царь выходит.
          Царский слон к поездке снаряжен.
          Два погонщика его выводят.
          На слоне устроен царский трон.

Сотни дервишей в округе бродят.
Весь народ вниманьем напряжен.
Люд персидский поглазеть приходит
На царя и сотни его жен.

          Прост и дерзок план у трех шахидов.
          Уясним его лихую суть:
          Подобраться со смиренным видом
          И слону живот копьем проткнуть.

Рухнет слон. Шахид под ним - в лепешку.
Но на землю свалится и трон.
В этот миг тиран откинет ножки
На глазах толпы и сотен жен.

          Но разведка доложила точно.
          Не попасть шахидам нынче в рай.
          У дворца царя страны восточной
          Строго бдит привратник Мордехай.

Террористов схватит он за руку
И сорвет их замысел лихой,
Сохранив в дворце и лень, и скуку,
Царский сон и царских жен покой.

          Сей услуги царь не позабудет -
          От врагов безжалостных спасет.
          С Мордехаем вместе также будет
          Сохранен и весь еврейский род.

Над Шушаной солнце ходит кругом.
Во дворце - бардак и круговерть.
В Судный день получат по заслугам
Кто - почет, а кто - петлю и смерть.

- Царь оценил заслуги Мордехая и приблизил его к себе. Мордехай стал советником царя.
- Новая волна жгучей ревности овладела Аманом: он решил, что царь дал ему отставку, а очередным царским фаворитом стал Мордехай. В печали проводил он дни, вспоминая минуты любовных утех в царских покоях.


Ария Амана

(На мотив песни "Руки" на музыку И.Жака из репертуара Кл. Шульженко)

Не твой дворец я вспомню в час разлуки.
Не образ твой
Увижу в час ночной.
Я вспомню ласковые трепетные руки -
Они лишь о тебе
Напомнят мне.

          Руки! Вы словно две большие птицы!
          Как вы летали! О, что вы делали со мной!
          Руки! Как вы могли легко проститься?!
          И эти ласки крадет другой!

- От Амана и пошла сплетня, ставшая достоянием всех персов.
- Первым на это среагировал персидский базар.
- И вот уже торговки бодро распевали злободневные частушки.

(Частушка)

- В царский влез еврей дворец,
Значит, быть царю... "конец",
- Потому как без "конца"
Нету царского лица.

- Сенсация стала обрастать слухами.

(Частушки)

- Царь евреям дал заданье:
Делать персам обрезанье.
- Это - свежая струя!
Там работы до... фига!

- Наш привратник Мордехай
Против персов поднял хай.
- Всем евреи там и тут
Жить спокойно не дают!

- Со слов Амана все в царском дворце поверили, что именно Мордехай стал очередным любовником царя Ахашвероша.
- Реагировали на это по-разному. Больше всего задеты были, естественно, царские жены и наложницы.

Хор наложниц (частушка)

- Царь персидский, усекай!
Вот же дурачина!
- С ним в постели Мордехай,
А ведь он - мужчина! - Но задеты были и персы.
- Стражники, например, обиделись на царя, что он отдал предпочтение не им.

Хор стражи (частушка)

- Царь влюблялся много раз.
Нынче спит он с геем.
- Мог бы быть с любым из нас,
Лишь бы не с евреем.

- Но все ошибались. В царской опочивальне был не еврей. Там была... еврейка.
- Дело в том, что Мордехай одним из первых узнал, что царь, прогнав свою еще недавно такую любимую жену Вашти, ищет ей замену.
- Он быстро сориентировался и выставил на конкурс красоты свою племяницу Эстер.
- Но планы его были более глобальны. Он хотел, чтобы царь не просто взял Эстер в свой гарем. Царь должен был влюбиться в новую жену.
- А для этого Эстер должна была прежде всего скрыть свое происхождение.
- И вот уже он дает наставление своей племяннице перед ее "выходом в свет".


Наставления Мордехая

(На мотив песни В.Соловьева-Седого из к/ф "Небесный тихоход")

Однажды вечером, вечером, вечером,
Когда царю в гареме делать будет нечего,
Я соберу в дворец народ
И выйти попрошу вперед
Пришедших к нам
Прекрасных дам,
Презревших срам.
          С царем в путь-дорогу
          Пойдет одна из них:
          Царь не псих -
          Он пока притих
                    Затем, чтоб немного
                    Отвлечься от забот,
                    Коими
                    Вечно полон рот.
Пускай тебя, Эстер, приметит цезарь - пускай!
Но больше ни одну из жен не подпускай!
Следить нужно строго:
В твоих руках судьба - ты так и знай!

- Эстер действительно очаровала царя, и тот взял ее во дворец.
- Да и сама Эстер увлеклась царем. У нее возникло настоящее глубокое чувство к этому человеку.


Романс Эстер

(На мотив песни Вадима Козина "Осень")

Солнце уходит за горы.
Месяц встает в поднебесье.
Сдвину я в сторону шторы -
Будем мы с месяцем вместе

          Любить тебя!
          Тебе дарю я счастье.
          Ты - царь. Ты - Бог.
          К тебе пришла, любя.
          Возьми меня!
          Усни под ласками в объятьях.
          Мал жизни срок.
          Дарю тебе себя.

Наш уголок нам никогда не тесен.
Взойдет луна, и вновь искрится кровь.
Приди ко мне. Спою тебе я столько песен.
Я подарю тебе безумную любовь.

- Получив в свои объятия Эстер, царь Ахашверош совсем забыл про гарем, а это никак не устраивало сотни его наложниц, которые требовали своей доли внимания и ласк.
- В гареме стал назревать бунт, который уже с самого начала носил юдофобский характер. Обвинять в еврействе стали даже царя.
- Особым злословием отличались жены и наложницы.


(Частушки)

- По Шушане слух плывет:
Царь с еврейкою живет.
- То - Эстерка. Царь - при ней.
Тоже вылитый еврей!

- Полюбил наш царь Эстер!
Вот какие штуки!
-- У него огромный... нос,
Золотые руки.

- И теперь ему жена -
Наглая еврейка.
- Ему песнями важна
Эта канарейка.

- Аппелировать гарем стал, естественно, к оскорбленному в лучших чувствах Аману, видя в нем соратника.
- В недрах гарема и родился жуткий план первого в истории геноцида евреев.

- Как же ты, родной Аман,
Так купился на обман?!
- Из-за этой суки
Мы умрем от скуки.

- Будет каждый только рад,
Если все вернуть назад.
- Сделай всем нам... этот вот...
Как его... Переворот!

- Всех евреев перебить,
В море крови утопить!
- Гетто им построить!
Геноцид устроить!

- Как мы видим, идея вырезать всех евреев в Персии первоначально пришла в голову бл..дям.
- С тех пор так и повелось. Приличные люди против евреев не выступают.
- Но Аман в этой идее увидел свой единственный шанс на спасение.
- И тогда он собрал 75 тысяч отборных головорезов, готовых на любое злодеяние.
- Так появились первые в истории погромщики. - И вот уже звучит первый в истории марш антисемитов.


Марш первых в истории антисемитов

(На мотив "Марша Первой Конной армии" Дм.Покрасса)

Мы - первые антисемиты, и про нас
Фашистские последыши ведут рассказ,
О том, как собирались мы,
О том, как попытались мы
Решить "вопрос еврейский" первый раз.

Пр.:   У нас с евреями особый счет:
          И плохо нам,
          Когда идут они себе вперед.
          Дадим им в гриву и в еврейский хвост!
          Устроим первый в мире Холокост!

Арийской крови в жилах нет еще у нас.
Про это будет наш совсем другой рассказ,
О том, как шли мы с Гитлером,
И с Эйхманом, и с Гиммлером
В походах на жидов в последний раз.

Пр.:   У нас с евреями особый счет:
          И плохо нам,
          Когда идут они себе вперед.
          Дадим им в гриву и в еврейский хвост!
          Устроим первый в мире Холокост!

- А жизнь в Шушане пока шла своим чередом: персы готовились к очередной войне с кочевниками и ждали вторжения римлян; евреи торговали парчей, выделывали кожи, чеканили серебро, ходили в синагоги, рожали детей, да царю во дворце служили.
- Еврейский Сенедрион готовился провести кодификацию Торы. Но Торы в таком виде, в каком мы ее знаем сегодня, еще не было. Она пока представляла из себя набор древних рукописных свитков - мегилот.
- Сложить из нее один связный текст должен был некий безымянный составитель. Он слеп над своей рукописью, и все, что ему оставалось, это молиться Богу.


Молитва безымянного составителя Торы

(На мотив песни Б.Окуджавы из к/ф "Белое солнце пустыни")

Ваше благородие, мой великий Боже!
Ты для всех и всем хорош, для евреев тоже.
Девять граммов манны
Мне пошли с небес.
Я живу в Шушане
То с мацой, то без.

Ох, взвалил ты на меня тяжкую заботу,
И тружусь я целый день до седьмого поту.
У меня все свитки,
Сотни мегилот.
Словно злата слитки.
С каждою забот!

Мегилы в одну собрать должен я народу,
Чтоб запомнил на века он свою природу.
Нас народом книги
Сделать ты хотел,
Но над этой книгой
Я один корпел.

Вот уж два десятка лет я взбираюсь в гору,
Чтобы цель свою достичь и составить Тору.
По ночам, поверь Ты,
Не могу я спать:
Мне до самой смерти
Предстоит писать.

Мудрецы хотят достичь с ней святые цели:
По главе с нее читать каждую неделю.
Чтобы на три года
Было им работ.
Вот какого рода
Дал Ты мне хлопот.

А первосвященникам, всемогущий Боже,
Так хочу я иногда дать по сытой роже:
Руки полны злата,
Грязные уста...
Им дадут Пилата
И еще Христа!

И за мной во всю следят, даже в скромном месте.
Это значит, что съедят с рукописью вместе.
Завтра вызывают
На Сенедрион.
Что-то затевают.
Видно, будет шмон.

Не могу я сочинять на глухой чужбине.
Шли б верблюды в Ханаан, я б пошел за ними.
И, смирив гордыню,
Побежал, как пес,
И через пустыню
Мегилы провез.

Боже, не суди меня за мое признанье,
Уведи в Ерушалайм с этого изгнанья.
Раз с Египта можно
Вывести народ,
Почему так сложно
Повторить исход?

Мне ж пока покоя нет, должен разгребаться,
Чтобы мегилы могли в Торе сочетаться.
Ох, и брошу скоро
Этот скорбный труд.
Надоест мне Тора -
Напишу Талмуд!

- Заговор Амана против Мордехая и всех других евреев пока держится в большом секрете: о нем не знает даже царь, который, ни о чем не думая, безмятежно нежится со своей новой женой.
- Пытаясь выяснить у Эстер ее прошлое, Ахашверош узнает о ее еврейском происхождении.
- Любовь и красноречие Эстер, ее знание еврейской жизни сделали делает свое дело: царь проникся ко всем евреям огромным уважением.
- Более того: Он начал осваивать новый для себя еврейский песенный фольклор.


Восторженная песнь влюбленного царя

(На мотив песни Шолома Секунды "Ба мир бист ду шейн")

Эстерка, не спеша,
Нарядами шурша,
Ко мне пришла, родимая душа.
Но прежде, чем начать
Ее везде лобзать,
Решил ее историю узнать.

          Моя красавица
          Мне очень нравится.
          И рухну пред тобой
          Я всей душой

Приметил я давно
Тебя в свое окно
Ты была бы моею все равно.
Ведь рядышком с тобой
Гарем огромный мой
Не стоит драхмы, падай или стой.

          Моя красавица
          В веках прославится.
          Все сделать для тебя
          Готов, любя.

Приди ко мне скорей,
Прижмись ко мне сильней -
Тебя ласкать я буду, как еврей!

- Интриги гарема сделали свое дело, и Аман стал вынашивать свой коварный замысел.
- Об этом случайно узнали царские привратники - друзья Мордехая.
- Сохранилась песня привратников царского двора.


Песня привратников царского дворца

(на мотив песни М.Блантера "Если любишь -- приди" из репертуара Леонида Утесова)

Помним мы персидскую эпоху
И гарем (по-нашему - бардак),
Где по одному лишь только вздоху
Сразу было видно, что и как.

Мы сидели у ворот гарема,
Обсуждая царские дела,
И еврейская глухая тема
Нас до страшной тайны довела.

          Что задумал Аман
          Грандиозный обман:
          Будет в Персии страшный погром.
          Всем евреям - каюк,
          Мордехая - на крюк,
          Сионистов сразит царский гром.

- Привратники рассказали обо всем Мордехаю, и тот стал думать, как выйти из смертельно опасного положения.
- Совершать очередной Исход, на сей раз из Персии, было поздно: погром мог начаться со дня на день.
- Ситуация становилась критической.
- Но тут приехал в столицу Персии египетский фараон Хеопс ХХV.
- В своей будущей жизни этот фараон окажется одесским бандитом Мишкой Япончиком.
- Он, конечно, еще не знает об этом, но любимую песню одесских жуликов "Гоп со смыком" он уже откуда-то раздобыл.
- Мучимый исторической виной за давний Исход евреев из Египта, он мечтает вернуть их к себе назад.


Куплеты фараона Хеопса ХХY

(На мотив песни "Гоп со смыком")

Граждане, послухайте меня! (Да-да!)
Хеопс со смыком - это буду я! (Да-да!)
Я приехал из Египта.
У меня все шито-крыто.
В том клянусь, иначе буду бля! (Да-да!)

Вот уж пробежало тыщу лет. (Да-да!)
Лег позор на етот белый свет. (Да-да!)
Предок мой - дурак, шлимазл -
Нас лишил надежд и мазл.
Это он сказал евреям: "Нет!" (Да-да!)

Всю малину он зашухарил. (Да-да)
Был он жуткий ёлоп и дебил. (Да-да)
Мог страну свою прославить
И свой след в веках оставить,
Только все про ето он забыл (Да-да)

Увел Моше евреев в Ханаан. (Да-да)
Такой для нас случился стыд и срам. (Да-да)
Пострадала вся природа,
Потому что у народа
Фараон такой был поц и хам. (Да-да)

Прибыл не случайно я в Шушан, (Да-да)
Покалякать с вами по душам. (Да-да)
Всё! Хиляйте все отсюда!
Киньте вы царя-верблюда,
Сделайте Аману тарарам! (Да-да)

Ждут вас здесь печальные дела. (Да-да)
Все аманы вам желают зла. (Да-да)
К власти рвутся селевкиды -
Не евреи, не аиды.
Шмон устроят - все сожгут до тла. (Да-да)

Лучше приезжайте вы ко мне. (Да-да)
Жизнь у вас начнется, как во сне. (Да-да)
С вами космос мы освоим
И социализм построим
В отдельно взятой в Африке стране. (Да-да)

Евреи ведь - талантливый народ. (Да-да)
Он движет всю историю вперед. (Да-да)
Без вас в Египте - просто скука...
Фраер буду, буду сука:
Сделаем в стране переворот. (Да-да)

В науке всё поставим мы на вид. (Да-да)
Научимся мы рак лечить и СПИД. (Да-да)
Пирамид еще настроим
И Америку откроем,
Оперу поставим мы "Аид". (Да-да)

Я вам не какой-нибудь сачок: (Да-да)
С евреями мы сделаем скачок (Да-да)
И построим (чин по чину)
Асуанскую плотину
И Александрийский маячок (Да-да)

Будет вам кошерная маца. (Да-да)
Будут для культурного лица (Да-да)
Историк Ося Флавий римский
И Филон Александрийский...
Будет ламца-дрица, о-ца-ца (Да-да)

Евреи, ша, такую вашу мать! (Да-да)
Из Персии вам надо удирать. (Да-да)
Только, сматываясь, прежде
Всем по роже классно врежьте,
Чтоб им век свободы не видать! (Да-да)

- Мордехай был в отчаянии: он не видел выхода из создавшегося положения. Он рассказал обо всем Эстер, и та приняла историческое решение.
- Она вошла в покои царя и изложила ему свою беду.
- Ее пламенная речь осталась потомкам как пример выдающейся поэтической публицистики.
- Или публицистической поэзии.
- Но теперь это уже не имеет значения, ибо перед нами встает образ не страстной и нежной любовницы, а мужественной и смелой воительницы..


Гимн Эстер

(На мотив песни А.Александрова "Священная война")

Приди в мои объятья, царь!
Сегодня я - твоя!
И если ты силен, как встарь,
Ты выручишь меня.

          Погром задумал твой Аман.
          Погибнет мой народ.
          И без тебя никто, султан,
          На помощь не придет.

Сегодня всё в твоих руках -
Свой шанс не упусти
Остаться в памяти в веках
И славу обрести!

- И вот наступила ночь перед погромом.
- Не спят евреи города Шушан. Они еще не знают, что царь Ахашверош, обласканный Эстер, встал на сторону евреев и разрешил Мордехаю выступить с еврейскими воинами на защиту своего народа. Все готово к такому выступлению.
- Но пока это - тайна, и ее строго соблюдают те, от кого зависит судьба всего еврейского народа.
- И все же как-то тревожно на душе, и как бы почувствовав неладное, в предчувствии беды замер город.
- И в этой тревожной тишине лишь чуткое еврейское ухо слышало печальный звук древней скрипки - киннора, склеенного еврейским предком великого Антонио Страдивари.


Одинокий киннор

(На мотив песни Б.Мокроусова "Одинокая гармонь")

Вот и замерло все до рассвета,
Словно вымер большой царский двор,
Только слышно на улице где-то
Одинокий гуляет киннор.

          То в пустыню уйдет, то вернется,
          То к колодцу подходит опять.
          Видно, вместе с верблюдом напьется
          И уйдет по Шушане гулять.

Ведь совсем не персидское дело -
"Вавилонские плачи" играть.
Но еврейское сердце запело,
И не смог музыкант ночью спать.

          Светит снова евреям дорога.
          Вновь искать им отеческий дом.
          И с киннором повисла тревога:
          Ждать еще один страшный погром.

А под утро ночная прохлада
Музыканта отправила спать.
Так скажите, зачем ему надо
Было души евреев смущать?

- Наступило утро, и Мордехай повел евреев на смертный бой с воинством Амана.
- На ратные подвиги его благословила с высоты царского престола Эстер.
- Мы думаем, первый и последний раз в истории ария Тореадора прозвучала в женском исполнении.


Благословение Эстер

(На мотив арии Тореадора из оперы Ж.Бизе "Кармен")

Мой Мордехай, смелее в бой!
Как предок Ной,
За дело стой!
Пусть трепещет в страхе глупый гой!
Пусть звучит его вой!
И ждет тебя пускай,
Мой Мордехай,
На небе только рай!

- Погромщики разбиты. Евреи ликуют и славят Ахашвероша. Но понимают они, что вне родины им всегда будет грозить смертельная опасность.
- Пройдет совсем немного времени, и персидский царь Кир, завоевавший Вавилонию, даст евреям полную свободу, за что те присвоят ему титул Мошияха своего времени.
- И те из них, кто не боялся трудностей перехода из Персии к себе на историческую родину, отправились в путь.


Песня Исхода

(На мотив «Песни фронтовых шоферов» Н.Богословского)

Через горы, реки и долины
Путь домой наш - долог и велик.
Шли мы дни и ночи,
Было трудно очень,
Но еврей пугаться не привык.

          Веди ж, дорожка вековая,
          Не страшит нас задача любая,
          Помирать нам рановато:
          Ждет нас Эрец - родная земля.

Может быть, отдельным неевреям
Эта песня будет невдомек,
Но мы не забыли,
Как свободой жили
Наши предки, давшие зарок

          Идти дорожкой вековою,
          Пробиваясь бедою любою.
          Помирать нам рановато:
          Ждет нас Эрец - родная земля.

Ведущие:

- Пробежали 26 веков. Евреи прошли через них в боях с врагами, сохранив при этом свою самобытность, свою культуру, свою религию, свой древний язык.
- Они дали миру великих людей и великие открытия. Они не раз были у истоков очередного витка цивилизации.
- И вот они уже поют гимн своему народу, его великому прошлому и не менее великому будущему.


Гимн свободного еврейского народа

(На мотив "Марша веселых ребят" И.Дунаевского)

Мы любим петь и смеяться, как дети.
Еврейский дух мы несем сквозь года.
Таких, как мы, нету больше на свете,
И наша дружба поддержкою крепка.

          Шагай вперед, Моисеево племя,
          Чтобы таланты повсюду цвели,
          И, не жалея, разбрасывай семя,
          Обогащай генофонд родной земли.

Нам пейсы строить и жить помогают.
Нас Мордехай к вере предков ведет.
И тот, кто с Торой по жизни шагает,
Тот никогда и нигде не пропадет!


Финальная песня

(На мотив песни "Дружба" из репертуара Вадима Козина)

Веселья час. Забыты муки.
Изгнанья страшная тоска.
Давай пожмем друг другу руки
И в дальний путь. На долгие века.

          Вот конец и сказке всей.
          Написал ее... еврей.
                    Евреи. Евреи.
                    Кругом одни евреи.


 

Приложение


- Пролетело два с половиной тысячелетия.
- Благодаря тому, что евреи ежегодно отмечают светлый и радостный весенний праздник Пурим и разыгрывают при этом различные Пуримшпили, историю Эстер и Мордехая помнят и чтят в еврейских общинах.
- Однако при этом стали появляться и новые версии чудесного избавления евреев от грозящей им во время вавилонского пленения смертельной опасности.
- Одну из них мы подслушали на знаменитом одесском Привозе.


Тетя Хая и исход евреев из вавилонского пленения

(На мотив "На Дерибасовской открылася пивная")

Зачем вы славите Эстер и Мордехая,
Когда свободу нам добыла тетя Хая?
Сейчас я изложу свои соображенья,
Тогда и делайте свои телодвиженья.

На Артемидовской открылась синагога.
Там собиралося евреев очень много.
Встречали часто там и дядю Мордехая,
И его вечный спутник жизни тетю Хаю.

Их знали все как старожил Ерушелама,
Чей дом стоял на горке, прямо возле Храма,
Где Мордехай толкал туристам сувениры
И предлагал им на ночлег свою квартиру.

Еще он караваны мог водить отлично.
(Один верблюд ему всегда давался лично.)
Он знал пути и в Финикию, и в Урарту
И караванных троп персидских сделал карту.

А как звучала у него "Хава нагила"!-
Плясали мертвецы на кладбище в могилах.
А на границах за лихие анекдоты
Лишь он один имел таможенные льготы.

И были хохмами его кормиться рады
Там в филармонии все мастера эстрады.
О нем печатали статьи в персидской прессе,
А песни знали все биндюжники в Одессе.

Скажу я вам, что им возил мой Мордехаим,
И мы немедленно все сделаем лехаим:
Возил он персам грязь. И были они рады.
Ах, где он брал ее? В подножии Масады.

Прожил бы бы Мордехай, ни разу не вздыхая,
Когда б ему ни "помогла" родная Хая.
Она всегда была почти что где-то рядом:
Шла впереди и прикрывала мужа задом.

Натянута была, как тетива у лука,
А говорить она могла быстрее звука.
Ее в Шушану занесло почти что первой.
Не знали персы как бежать от этой стервы.

Когда несла с собой свой тохес тетя Хая,
Душой и телом все персы полыхая,
Спешили прятать от детей свое волненье.
И это было тети Хаи достиженье.

И стала Хая наводить свои порядки.
Она чиновников полола, словно грядки.
На что уж царь там был... ну... Новый Ходоносер...
Сказал: "Не трогайте, пусть черти ее носят!"

Исчезли в Персии и воровство и взятки,
А у Амана даже начались припадки.
Царем тогда там был один Ахашвероцкер.
Она о нем сказала всем: "Ах, этот Поцкер!"

И от коррупции всю Персию спасая,
В гареме навела порядок тетя Хая,
И разграничив протитуцию и бл…дство,
Искоренила даже видеопиратство.

В Шушане в центре понастроили сортиры.
Исчезли с рынка ассирийцы-рекетиры.
Они-то думали: евреи с ними вместе,
Но тетя Хая их поставила на место.

Багдадский вор был изгнан из страны с позором.
Али-Баба стал генеральным прокурором.
Сим-Сим у Хаи стал служить под кличкой Сима,
А Хаю стали звать в народе просто Фима.

Когда же к власти Кир пришел и Хаю встретил,
Он не боялся больше ничего на свете.
Сказал евреям: "Шли бы вы... куда хотите,
Но только к Персии, прошу, не подходите.

Оставьте бунты для грядущих поколений,
А мне для царского двора - свободу мнений.
Все ваши Троцкие и Ленин с Мордехаем...
Хватило мне знакомства с вашей тетей Хаей."

Где нынче Персия? Там Хомейни с Хуссейном.
Судьба волнует их Персидского бассейна.
И в наши дни там так боятся тетю Хаю,
Что их ракеты на все небо полыхают.

Так что хвалить теперь не надо Мордехая,
Когда все сделала его родная Хая.
Такая вот когда-то это была пара...
Ах, как меня зовут? Зовите просто Сарра...



ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №14

 
 
Яндекс.Метрика