Человек, трижды лишенный родины

 

Малер Густав (1860, д.Калишт, Чехия – 1911, Вена), композитор, дирижер, оперный режиссер. Его отец, бедный торговец, смог дать сыну прекрасное музыкальное образование. Уже в 6 лет мальчик занимался музыкой в Праге, в 15 – стал студентом Венской консерватории. Мировоззрение и идеалы Малера складывались годами под влиянием произведений Гете, Гофмана, Достоевского, Ницше.

В 20 лет начал концертную деятельность, работая дирижером оперных оркестров разных городов Европы, в том числе в Праге, Будапеште, Гамбурге. Не раз выезжал на гастроли, в том числе, в Россию. Малер по-новому прочел оперы В. А. Моцарта, Л. Бетховена, Рихарда Вагнера, Дж. А. Россини, Дж. Верди, Дж. Пуччини, Б. Сметаны, П. И. Чайковского (последний назвал его гениальным дирижером), добиваясь синтеза сценического действия и музыки, театрального и оперного искусства. Его реформа была восторженно встречена просвещенной публикой

Главным же вкладом Малера в мировую музыкальную культуру были его симфонии, которые он сочинял, как правило, в летние месяцы. Над первой он начал работать, когда ему было 28 лет, последнюю – девятую – писал за год до смерти, в 50. Малер создал тип так называемой симфонии в песнях: в них находилось место не только для оркестра, но и для вокалистов, хора, иногда нескольких хоров сразу. Часто в них звучали собственные песни Малера, некоторые – на его же тексты.

Практически все его симфонии носят программный характер. Их содержание однозначно: борьба добра со злом, борьба ожесточенная, неравная и, по большей части, трагичная. Как писал сам композитор, «Всю жизнь я сочинял музыку лишь об одном – могу ли я быть счастливым, когда где-то еще страдает другое существо?». Подчеркивая драматизм и философскую глубину симфоний, Малер часто озвучивал программу своих симфоний: идеея слияния человека с природой (Первая), «Жизнь—Смерть—Бессмертие» (Вторая), пантеистическая картина мира (Третья), горькое повествование о земных бедствиях (Четвертая), герой в «высшей точке жизни» (Пятая), «Трагическая» (Шестая), симфония «тысячи участников» с текстами из «Фауста» Гете (Восьмая)...

К сорока годам Малер достиг мировой известности, но его не оставляло в покое чувство внутренней неудовлетворенности. Отсутствие цельности собственной натуры подтачивало его силы, приводило к сердечным приступам. В 1897 году ему предложили возглавить Венскую оперу, стать ее художественным директором и главным дирижером. Для того, чтобы занять это место, одно из самых почетных и влиятельных в музыкальном мире XIX века, нужно было только одно: отказаться от собственной веры и принять католичество. И Малер на это пошел.

Десять лет он работал в Вене. Благодаря ему Венская опера достигла небывалого авторитета, но его прозелитизма ему не простили, и в первую очередь его травили те, кто сами его к этому шагу подталкивали. В конце концов, в 1907 г. Малер покинул Вену. Как он сам позднее писал, «Я трижды лишен родины – как чех в Австрии, как австриец среди немцев и как еврей во всем мире. Я повсюду незваный гость, везде я нежеланен».

Уже после смерти Малера специалисты стали находить в его музыке характерные маршеобразные мелодии, свойственные музыке хасидов; описывали гротеск и насмешливость в обрисовке образов, напоминающие еврейскую самоиронию. Один из критиков, анализируя партитуры композитора, писал о том, что сочинения Малера являются «прекрасным образцом еврейской музыки, глубоко еврейской творческой силы». Если в качестве критика выступал философ, то он отмечал, что «гуманизм Малера и формы его претворения в творчество проистекают, хотя и не всегда явственно, из самой сущности иудаизма, из философской системы, религии, этики и психологии еврейства». Но это все было уже после смерти, а при жизни Малер как композитор не был оценен по достоинству, поскольку его внешне красивая и благозвучная музыка оказалась сложна не только для широкого восприятия, но и для многих профессиональных музыкантов.

В наши дни сочинения Малера исполняют все симфонические оркестры мира. В 1955 г. в Вене создано Общество пропаганды наследия Малера. В Израиле Малер входит в число самых исполняемых композиторов, нередко его симфонии звучат в дни знаменательных государственных праздников и событий. Как тольно заметил Воплотились в жизнь слова А.Шнитке, который сказал, что «музыка Малера предопределила развитие музыки на протяжении всего 20 века».

Личную жизнь Малера трудно назвать счастливой. Его жена Альма Шиндлер, падчерица известного венского художника и не менее известного австрийского антисемита Карла Молля, была женщиной незаурядной. О ней, о ее друзьях, среди которых можно найти десятки известнейших во всем мире имен, о ее композиторском даре написано множество статей. Но она была, по общему признанию, как и ее отчим, идейной антисемиткой. О ее многочисленных романах знали все друзья и близкие Малера. Не стали ближе их отношения и с рождением двух дочерей. Одна из них умерла в возрасте пяти лет, и Малер перенес сильнейший нервный удар, от которого не смог до конца жизни оправиться.

Но когда спустя много лет началась Вторая мировая война, она застала Альму во Франции,. 13 сентября 1940 года вместе со своим вторым мужем, поэтом и романистом евреем Францем Верфелем эта «антисемитка» по трудно проходимым горным тропинкам уходила от нацистов в Испанию. Кроме них в группе был Генрих Манн с женой, их племянник, сын Томаса Манна поэт Голо Манн и Марк Шагал. Шестидесятилетняя Альма волокла за собой громоздкие и совершенно неподъемные чемоданы, сдерживала тем самым движение всей группы, но категорически отказывалась их бросить. Более того, она отказывалась даже заявить во всеуслышание, какие такие драгоценности она тащит с собой за границу. И лишь в Нью-Йорке, куда вся группа в конце концов прибыла, стало известно, что в этих чемоданах партитуры и письма великого Густава Малера.

Самого Малера к этому времени уже почти 30 лет как не было в живых. Уйдя из Венского театра, он уехал в Америку, в течение двух лет возглавлял оркестр «Метрополитен-оперы», потом еще два года Нью-Йоркский филармонический оркестр, руководство которого позднее предпочла ему молодого Артуро Тосканини. А Малер вернулся в Вену.

Последними творениями Малера стали две симфонии, написанный уже в США: симфония-кантата «Песня о земле» и Девятая симфония, прозвучавшая как «прощание с жизнью». Видимо, Малер предчувствовал свой уход, хотя трудно сказать, как можно предчувствовать смерть от стрептококковой ангины, давшей осложнение на сердце. Тем не менее уже в «Песне о земле» последнюю часть он назвал «Прощание». Десятую симфонию он не успел дописать.

Можно сколько угодно рассуждать о мистическом значении цифр и чисел, но невозможно рационально объяснить, почему именно девятой симфонией заканчивался творческий путь Беиховена, Шуберта, Брукнера, Дворжака и, как мы видим, Малера.

 
 
Яндекс.Метрика