Христианский сионизм: от Наполеона Бонапарта до Джеймса Бальфура

 

Участие представителей христианского мира в восстановлении исторической справедливости по отношению судьбы древнего еврейского народа существует уже более двух столетий. Их движение за возрождение еврейской государственности получило в современной политологии название «христианского сионизма». В основе идеологии (а если точнее, теологии) этого движения лежит искреннее убеждение в том, что возвращение еврейского народа на Святую землю является исполнением пророчеств Библии. Согласно этим пророчествам, Всевышний обещал Аврааму, что Он благословит тех, кто благословляет евреев, и проклянет тех, кто проклинает их. Это значит, говорят сторонники христианского сионизма, любовь Господа по отношению к кому-либо проходит через Его любовь к евреям.

Теология христианского сионизма опирается на библейские книги пророка Даниэля (по-русски Даниил) и Йехезкеля. (по-русски Иезекиля). Ее адепты даже определили некую периодизацию мировых исторических процессов, в которой каждому периоду соответствует особый тип договорных отношений человека со Всевышним. В теологии это учение получило название диспенсационализма.

sion1.jpg
Пророк Даниэль

До настоящего времени им пользовались пока лишь в практике различных течений протестантизма. Характерной особенностью этого учения является представление об особой роли евреев в мировом историческом процессе, а их собирание в Израиле якобы является необходимым условием для второго пришествия Иисуса.

По определению известного специалиста по истории религий профессора Дональда Вагнера, христианский сионизм «является движением внутри протестантского фундаментализма, который рассматривает современный Израиль как знак исполнения библейских пророчеств и, следовательно, как страны, заслуживающей политической, религиозной и финансовой поддержки». Отличительными чертами идеологии христианского сионизма являются следующие:

– Буквальная трактовка Ветхого Завета в том, что касается богоизбранности евреев и их «божественного права» на «дарованную Богом землю». – Убежденность в том, что любые действия Израиля являются законными и оправданными его «божественной миссией». – Вера в то, что Иерусалим является «вечной» и исключительно еврейской столицей, в которой они должны восстановить свой разрушенный храм.

В конце ХVIII века Наполеон Бонапарт стал первым завоевателем, который во время своего Египетского похода (см. «По следам Египетского похода Наполеона». «Мезуза». Вып. 1) декларировал идею возрождения древнего иудейского государства на территории Палестины, бывшей в то время провинцией громадной Османской империи. Произошло это впервые со дня падения Иерусалима и разрушения Второго храма в 70 году н. э. И в этом смысле Наполеон на полтора столетия раньше других стал предтечей современного государства Израиль. Но понадобилось еще почти 100 лет, чтобы идея утверждения еврейской государственности овладела энтузиастами, собравшимися на своей первый сионистский конгресс в Базеле, и почти 120, чтобы она была принята как должное ведущими политиками мира.



1

5 марта 1891 года на имя президента Соединенных Штатов Бенджамина Гаррисона поступила петиция. Среди более чем четырехсот подписантов были миллиардер нефтепромышленник Джон Рокфеллер, крупный деятель в области средств массовой информации Чарльз Скрипнер, один из богатейших людей Америки Джон Морган, председатель Верховного суда, спикер Палаты представителей и будущий президент Уильям Маккинли и ряд других известных в стране людей. Эта петиция, автором которой был христианский религиозный реформист Уильям Юджин Блэкстон, послужила началом мощной информационной кампании, целью которой было требование к правительству США поддержать идею создания в Палестине еврейского государства. Поводом для написания петиции послужил факт появления в США и странах Европы более двух миллионов евреев, покинувших Россию из-за резкого ужесточения антиеврейского законодательства и кровавых погромов, санкционированных Александром III после убийства народовольцами его отца, Александра II,. Размещение и трудоустройство такого количества беженцев стало для западных стран огромной проблемой.

Петиция в последующем сыграла серьезную роль в решении вопроса возрождения еврейской государственности и получила в истории название «Меморандума Блэкстона». Своим появлением меморандум на пять лет опередил выход книги Теодора Герцля «Еврейское государство», что послужило американским журналистам назвать Уильяма Блэкстона «отцом сионизма». И вот уже прошло более ста двадцати лет с тех пор, как на свет появилась петиция, требующая вмешательства в проблему выделения древнему еврейскому народу территории на его исторической родине. И уже несколько десятилетий существует еврейское государство, основанное именно на этом самом клочке земли у побережья Средиземного моря. А фигура Уильяма Блэкстона так и остается в истории неким символом участия христианского мира в восстановлении исторической справедливости по отношению судьбы еврейского народа. Для христианского же мира эта кампания стала первым признаком того, что религиозные круги могут быть мощным рычагом давления на политику США в отношении будущего Палестины – одного из самых злободневных вопросов того времени.

sion2.jpg
Уильям Юджин Блэкстоун

Истоки публичного провозглашения идеи огромной роли христианства в истории Земли Обетованной, пожалуй, можно отнести к 1827 г., когда англиканский богослов Джон Дарби (1800-1882) пришел к выводу, что Царство, предсказываемое в книгах Ветхого Завета, не тождественно христианской церкви. А раз так, значит, торжество христианства еще не означает обязательного прихода Мессии. Его приход, оказывается, будет возможен только тогда, когда все евреи («весь Израиль») вернутся на свою историческую родину, откуда их некогда изгнали силой.

sion3.jpg
Джон Нельсон Дарби

В последующие пять лет Дарби не только сформулировал основные принципы своей теологии, но и собрал вокруг себя группу последователей, получившую наименование «плимутских братьев» или дарбистов. Он написал две книги – «Другое рождение христиан» и «Великая радость», которые пронизывала мысль о возвращении евреев и создании ими собственного государства. Работая над этой концепцией, Дарби со своими учениками все более и более отдалялись от официальной Церкви Ирландии, которой принадлежали. В 1831 г. они окончательно разорвали с ней отношения. В последующие 50 лет своей долгой жизни Дарби посетил множество стран. Его лекции привлекали все больше и больше поклонников его учения, которое особенно большую популярность приобрело в Канаде и США.

А в 1838 году произошло знаменательное событие, сыгравшее ключевую роль в истории еврейского присутствия в Эрец-Исраэле: Великобритания открыла в Иерусалиме свою первую официальную миссию. Убедить английское правительство пойти на такой шаг смог Энтони Эшли, 7-й граф Шефтсбери – один из наиболее последовательных сторонников христианского сионизма. Тогда же протестант иудейского происхождения Михаэль Залман Александер был назначен англиканским пастором в Иерусалиме. На следующий год Шефтсбери опубликовал статью под заголовком «Государство и возрождение евреев». В ней он призывал еврейский народ возвратиться в Палестину с тем, чтобы, по его словам, завладеть землями Галилеи и Иудеи. Именно Шафтсбери первым выдвинул лозунг «Земля без народа – народу без земли».

sion4.jpg
Энтони Эшли-Купер

Его призыв нашел положительный отклик у различных политиков, журналистов и религиозных христианских деятелей, как в Великобритании, так и в США. В 1839 г. на Ближний Восток для изучения проблемы выехала целая делегация шотландских протестантов. Их отчет был опубликован и получил настолько широкий резонанс в обществе, что за ним последовало появление «Меморандума протестантских монархов Европы о возвращении евреев в Палестину». Работой в этом направлении граф Шефтсбери продолжал заниматься до самой старости. В своих мемуарах он последовательно отстаивал мысль, что все библейские свидетельства о неизбежности возвращения евреев в Палестину являются истинными.

Под влиянием графа министр иностранных дел Великобритании лорд Хенри Пальмерстон, открывая Консульство в Иерусалиме, снабдил его специальным мандатом, требующим покровительствовать тем палестинским евреям, которые лишены консульской защиты других стран. Эта мера содействовала притоку евреев в Палестину. С целью увековечения просветительской деятельности графа Шефтсбери на площади Пикадилли в Лондоне воздвигнут мемориал, увенчанный статуей «ангела христианского милосердия», воспринимаемый англичанами весьма символично – как фигура бога любви Эроса.

Движение христиан-сионистов стало набирать силы, и уже в те дни в его рядах оказался британский комиссар в Дамаске полковник Чарльз Генри Черчилль. Он развил мысли графа Шефтсбери и в 1841 году в письме к Мозесу Монтефиоре так сформулировал условия, которые, по его мнению, должны быть соблюдены при воплощении в жизнь идеи создания государства для евреев на территории Палестины: «евреи должны взять инициативу в свои руки и действовать, а европейские государства – их поддерживать». Черчилль, собственно, и настоял на принятии правительством Великобритании решения о том, что британские войска должны взять под свою опеку заселение Палестины евреями.



2

Но уже тогда, в середине XIX века, кроме заботы о возвращении евреев на свою историческую родину, начало распространяться мнение о необходимости решать в связи с этим и более серьезные, чисто геополитические задачи. Одним из первых это сделал полковник британской армии Джордж Гоулер. Появление евреев на «своей земле», считал он, может стать средством, с помощью которого Британия получит безопасную (буферную) зону между Египтом и Сирией. Ради осуществления этой цели он даже основал в 1852 г. Ассоциацию развития еврейского поселенчества в Палестине. Эти колониальные планы в будущем развились в целую концепцию решения ближневосточной проблемы. Когда распад Османской империи в результате Первой мировой войны станет реальностью, созданное еврейское государство и в самом деле послужит возникновению плацдарма западной цивилизации на Ближнем Востоке. Эту мысль откровенно, хотя и несколько цинично, высказал в 1919 г. министр иностранных дел Великобритании Артур Джеймс Бальфур:

«В Палестине мы не предполагаем проходить через процедуру консультаций с местным населением… Сионизм, правилен он или нет, хорош он или плох, уходит корнями в вековые традиции и отражает и нынешние нужды, и надежды на будущее. И они куда более серьезны, чем желания и предрассудки 700 тысяч арабов, которые сейчас населяют эту землю».

И уже в те дни находились активисты движения за возвращение евреев на свою историческую родину, которые предпринимали шаги, порой даже весьма серьезные, в этом направлении. Одним из них был христианин Анри Дюнан (1828-1910) – будущий основатель Международного комитета Красного Креста. Почти с самого начала своей общественной деятельности Дюнан проявлял интерес к еврейскому вопросу, видя его разрешение в колонизации Палестины. Начиная с 1864 г., он обращался за содействием в своих сионистских планах к видным еврейским и христианским деятелям. Среди них – представители разных конфессий: шотландский кардинал римско-католической церкви Гаспар Мермиллод (1824-1892), раввины крупнейших еврейских общин Лондона и Парижа и даже император Франции Наполеон III.

Когда в 1860 г. возник Всемирный еврейский союз («Альянс»), Дюнан обратился к его президенту Изаку Адольфу Кремье за помощью в организации колонизации Палестины евреями и даже вступил в 1868 г. в этот союз, но все его попытки были бесплодны. Большую надежду Дюнан потом возлагал на основанную по образцу «Альянса» евреями Англии в 1871 г. Англо-еврейскую Ассоциацию, но и здесь его ждало разочарование. Не надеясь уже на помощь еврейских лидеров, Дюнан учредил собственное «Международное палестинское общество». В 1874 г. он представил Брюссельскому конгрессу меморандум «О дипломатическом урегулирования Палестинского вопроса». В развитие этой темы он самостоятельно основал новое «Сирийско-Палестинское колонизационное общество». Все его соратники и даже простые сотрудники – христиане, но их объединяет одна цель – колонизация региона европейцами, преимущественно евреями. Однако вскоре и эти общества распались.

sion5.jpg
Анри Дюнан. 1860-е. Лауреат Нобелевской премии мира 1901 года

Дюнан своими начинаниями просто опережал события. Мир еще не был готов к решению Палестинской проблемы, а Османская империя была еще достаточно сильна, чтобы сдержать экспансию Запада. Позднее Дюнан познакомится с Герцлем и воспримет его идеи политического сионизма, и, когда в своей речи на Первом сионистском конгрессе Герцль благодарил «христианских сионистов» за их благородную деятельность, он, в первую очередь, обратился со словами признательности к Анри Дюнану.

В 1871 г. вышла первая из трех книг английского археолога Чарлза Уоррена (1840-1927) «Открытие Иерусалима». Книга была написана по материалам археологических раскопок, которые вел Уоррен в Палестине, главным образом, в Иерусалиме. Будучи офицером британской армии, Уоррен оценил важность и перспективность заселения этого региона евреями. Учитывая сложности во взаимоотношениях с турецкими властями, всячески препятствующими колонизации этой территории европейцами и, в первую очередь, евреями, обладавшими историческим правом владеть ею, Уоррен предложил целый план действий. Согласно этому плану, необходимо было создать особую британскую компанию, которая бы занялась осуществлением освоения Палестины. Отдав часть территории, турки должны были бы получить в качестве компенсации необходимые средства для погашения части собственного национального долга. При этом считал Уоррен, следовало «открыто заявить о своем намерении постепенно заселить страну чистыми и простыми евреями, которые постепенно заняли бы ее и стали ею управлять». По его мнению, крупномасштабная финансовая и систематическая научная поддержка позволили бы впоследствии этой стране кормить 15 миллионов человек.

sion6.jpg
Чарльз Уоррен

Практические шаги к осуществлению идеи заселения евреями Палестины делали не только сторонники протестантского сионизма, но и те, кто по ряду идеологических вопросов с ними расходился. В первую очередь, это относится к протестантскому ордену тамплеров, популярному среди лютеран Германии XVIII-XIX вв. Один из темплеров, Кристоф Хоффман (1815-1885), провозгласил создание «нации Бога», которая переедет на «землю Бога», чтобы именно там готовиться к приходу Мессии. Темплеры, в отличие от их древних предшественников из древнего ордена Тамплиеров (Tempel – Храм) не ставили перед собой задачу строительства Третьего храма. Им было достаточно, что они исповедуют образцовый образ жизни и утвердят его на «земле Бога». В 1853 г. они создали организацию «Друзья Иерусалима», и в 1868 г. первые 30 переселенцев прибыли в Палестину, организовав в Иерусалиме колонию темплеров. Со следующего года вновь прибывшие члены ордена стали создавать свои колонии и в других городах – Хайфе и Яффо. В 1873 г. тамплиеры основали немецкую колонию в окрестностях Иерусалима, в знаменитой долине Эмек Рафаим. Ныне это ныне городской район Мошава германит.

sion7.jpg
Кристоф Джонатан Хоффман

А тем временем продолжалось дальнейшее развитие теологии христианского сионизма. Серьезный вклад в нее внес американский протестантский богослов пастор Сайрус Скоуфилд (1843-1921), издавший свою знаменитую Справочную Библию (первое издание вышло в 1909 г.). Обратившись в возрасте 36 лет к евангельскому христианству, Скоуфилд начинает работать помощником американского миссионера Д.Моуди, а с 1883 по 1895 гг. служит пастором в Далласе (шт. Техас). Будучи секретарем Американского миссионерского общества, он создает в 1890 г. Центральноамериканскую миссию. Начиная с этого времени, он все свое время отдает подготовке главного богословского труда жизни – комментариев к Библии. Его имя становится популярным в протестантских кругах.

sion8.jpg
Сайрус Ингерсон Скоуфилд



3

В 1896 г. на свет появилась перевернувшая сознание миллионов людей книга Теодора Герцля «Еврейское государство», и в том же году ее автор познакомился с убежденным христианским сионистом, капелланом Британского посольства в Вене Уильямом Хеклером (1845-1931). За три года до этого Хеклер написал и опубликовал памфлет «Возвращение евреев в Палестину согласно пророчествам», где предсказал скорое возвращение евреев на историческую родину. С первого же дня знакомства Хеклер стал одним из самых верных друзей Герцля и позднее, после его смерти, на протяжении тридцати лет – соратником его последователей. Хеклер пришел к выводу, что 1897 год станет зарей последнего возрождения Израиля на Земле Обетованной. Он провозгласил это на весь мир, а при встречах с принцами, государственными деятелями и церковными сановниками умело их в этом убеждал. Это его заслуга, что Герцлю удалось войти в круг «сильных мира сего».

sion9.jpg
Уильям Генри Хехлер

Хеклер был воспитателем детей и личным другом великого герцога Фридриха I Баденского, и это обстоятельство, кроме всего прочего, сыграло серьезную роль в истории сионизма. Именно благодаря герцогу и его международным связям, Хеклер помог Герцлю встретиться с турецким султаном Абдулом-Хамидом II в 1896 г. и германским императором Вильгельмом II в 1898-м. Результат встречи с султаном был для Герцля совершенно обескураживающим. Он даже усомнился в возможности реализации своей идеи возрождения еврейской государственности на территории Палестины. Но Хеклер поддержал его и убедил продолжить свою деятельность. При встрече с кайзером Хеклер взял инициативу в свои руки. Герцль не успел и рта раскрыть, как Хеклер нашел нужную страницу в Библии и стал обсуждать с кайзером библейские пророчества о возвращении евреев на их историческую родину. Кайзера убедили библейские аргументы, и он нашел идеи Герцля и Хеклера убедительными. Хеклер и в последующем, до самой смерти Герцля, массу времени и усилий тратил на организации встреч своего друга с высокопоставленными политическими деятелями мира.

Уильям Хеклер оказался одним из немногих христиан, присутствовавших на Первом сионистском конгрессе. Вклад, который сделал этот англиканский священник в дело становления политического сионизма, был настолько велик, что Герцль накануне своей смерти отозвался о Хеклере самыми высокими словами. Сам же Хеклер продолжал продвигать идеи сионизма в жизнь и после смерти Герцля и делал это, в общей сложности, 30 лет. То есть потратил на это значительно больше времени, чем сам Герцль.

И тем не менее, наиболее действенную роль лидеров протестантизма в деле становления проблемы возрождения еврейской государственности на исторической родине евреев сыграла «Декларация Блэкстона». Это был очень серьезный документ. Не случайно его подписало так много влиятельных людей Америки. В нем содержался прямой призыв собрать конференцию европейских держав, которая вынудит Оттоманскую империю уступить контроль над Палестиной и передать эту землю евреям. Да, эта петиция не привела к каким-либо изменениям в государственной политике США, но она подтолкнула других христианских активистов к работе над палестинской проблемой. Наибольших успехов в этой работе достиг сотрудник немецкой методистской епископальной церкви Арно Клеменс Гебеляйн (1861-1945).

Выходец из Германии, Гебеляйн с 18-летнего возраста жил в США. Получив соответствующее образование, он осуществлял пасторское служение и в 1894 г. основал «Движение надежды Израиля». Это была миссионерская организация, вся деятельность которой была направлена на оказание помощи еврейскому народу. Издаваемый с того же года Гебеляйном в Нью-Йорке журнал «Наша надежда» выходил до 1957 года, на 12 лет пережив своего издателя. Журнал распространялся в христианских общинах. В нем постоянно размещались материалы по истории и современном положении еврейского народа, поощрялось изучение христианских пророчеств, освещались проблемы борьбы с антисемитизмом. Слава Гебеляйна как библейского проповедника и организатора пророческих конференций постоянно росла. Журнал «Наша надежда» получил хождение во всем мире, и тираж его постоянно рос.

Наибольшей известности Гебеляйн достиг в сфере изучения пророчеств. Сайрус Скоуфилд не раз обращался к нему с просьбой стать одним из авторов его «Библейского справочника. Круг интересов Гебеляйна простирался намного дальше собственно пророчеств. Он написал около пятидесяти книг и множество эссе на библейские темы. После прихода Гитлера к власти он постоянно разоблачал антисемитский характер его политики, а в годы Холокоста освещал положение евреев, противостоя общей политике недоверия к сообщениям из Европы.

Многолетняя работа протестантских организаций по пропаганде идеи возвращения евреев на их историческую родину принесла свои плоды. Когда распад Османской империи в ходе Первой мировой войны стал реальностью и появились надежды на создание в Палестине еврейского государства, сионисты во главе с Хаимом Вейцманом прямо поставили перед британским правительством этот вопрос. Вот тут и наступил, как говорят в таких случаях, «момент истины»: после 16-летнего забвения «Меморандум Блэкстона» был «реанимирован».



4

Имя Уильяма Блэкстоуна прозвучало в американских СМИ лет за десять до появления его петиции: в 1882 г. под инициалами «W.E.B» в продаже появилась его книга «Иисус при дверях». Книга быстро стала бестселлером и переиздается, кстати, до сих пор. Автор живописно и увлекательно пророчествовал о скором конце света, вплетая в эти пророчества события современной ему политической жизни. Позднее, когда Блэкстоун стал уже широко известен не только в религиозных, но и политических кругах, он открыто выступал с критикой секулярного сионизма, противопоставляя его ортодоксии. Его мнение противоречило убеждениям во многом уже к тому времени ассимилированных американских евреев. Возвращение в Израиль, пишет он, должно быть продиктовано не политическими мотивами, как это провозглашают вслед за Теодором Герцлем сионисты, а исключительно тем, что «Бог даровал евреям эту землю и на них лежит ответственность за выполнение Его пророчества».

Самой суровой критике Блэкстоун подвергает евреев, которые вообще не принимают сионизм – ни в секулярной, ни в религиозной форме, и не хотят возвращаться на «Землю Обетованную». Блэкстоун пишет:

«Эти современные евреи не желают признавать пророческое величие Мессианского Царства на земле их предков, предпочитая свои роскошные дома и богатства, которые они нажили в Европе и в Соединенных Штатах. Они бездушно советуют своим преследуемым братьям в России, Румынии, Персии и Северной Африке терпеливо ждать, пока утихнут преследования и антисемитизм».

Чем же мотивировали свое обращение к президенту Б.Гаррисону те 400 видных американских граждан, которые подписали в 1891 году «Меморандум Блэкстоуна»?

«Что мы можем сделать для бегущих из России евреев? Нет смысла диктовать России, как ей нужно вести свою внутреннюю политику. Евреи несколько веков жили на ее территории как иностранцы. Теперь Россия убеждена, что евреи стали для нее бременем, и категорически настроена на то, чтобы они исчезли. Евреи будут вынуждены эмигрировать, но куда пойдут эти два миллиона несчастных людей? Европа перенаселена, и в ней нет места для большего количества крестьянского населения, чем сейчас. Евреи смогут поселиться в Америке, но на это потребуются годы и невероятные расходы.

А почему бы не вернуть евреям Палестину? Согласно Божьему распределению народов, это – их дом, их неотъемлемое владение, из которого они были изгнаны силой. Когда они там находились, они были аграриями и ремесленниками. Это была нация огромного коммерческого значения – центр цивилизации и религии.

Почему державы, которые на основе Берлинского соглашения от 1878 года отдали Болгарию – болгарам, а Сербию – сербам, не могут теперь отдать Палестину евреям? Румыния, Черногория и Греция были отняты у турок и отданы их природным владельцам.

А разве евреи не владельцы Палестины? Если евреи создадут собственное независимое правительство, они со всего мира соберут своих страдающих соплеменников на их исторической родине. Более семнадцати веков евреи ждали такую возможность, и мы считаем, что наступило время, когда все нации и, в особенности, христианские народы Европы, должны показать свое милосердие народу Израиля. Миллионы страдающих изгнанников взывают к нашей симпатии, справедливости и гуманности. Возвратим же им землю, из которой они были так жестоко изгнаны нашими римскими предками».

Документ был направлен президенту США Бенджамину Гаррисону и Государственному секретарю Джеймсу Блэйну с просьбой использовать свое влияние на королевские особы и правительства всех стран, чтобы в ближайшие сроки провести международную конференцию и рассмотреть положение еврейского народа и его притязания на Палестину как на национальный дом. К меморандуму был приложен подробный план благоустройства этого региона и решения проблемы взаимоотношений с Турцией, которой эта территория принадлежит. План также принадлежал Блэкстоуну, за два года до этого посетившему вместе со своей дочерью Ближний Восток и изучившему состояние дел.

Оценен по достоинству «Меморандум Блэкстоуна» был лишь тогда, когда перед Великобританией остро возникла необходимость определиться, наконец, с проблемой заселения Палестины евреями. Решение пришло не сразу. Решающую точку в принятии решения поставил президент США Вудро Вильсон (1856-1924). Сделал он это тоже не сразу. Ему пришлось сначала изучить проблему, и он обратился за помощью к члену Верховного суда Луису Брандайзу. В 1912 году тот оказал Вильсону серьезную поддержку на выборах в президенты, а тот, в свою очередь, использовал свое влияние для продвижения кандидатуры Брандайза в члены Верховного суда- первого еврея в США, оказавшегося на такой должности.

sion10.jpg
Луис Дембиц Брандайз

Брандайз был в те дни ведущей фигурой американского сионистского истеблишмента. Он обратился к Блэкстоуну с просьбой вернуться к своей петиции, отредактировать ее и заново представить президенту. Блэкстоун просьбу выполнил. На сей раз документ подписывали уже не известные деловые люди, а общественные организации и церкви. Среди них была и Пресвитерианская церковь, к которой как раз и принадлежал Вильсон. Текст петиции был настолько убедителен, что Вильсон сразу принял решение и заявил английскому правительству о своей поддержке еврейского народа в его стремлении занять землю предков. Сделал он это, несмотря на сильнейшее противодействие госдепартамента, опасавшегося, что поддержка сионистов повредит отношениям США с Османской империей.

sion11.jpg
Вудро Вильсон

Обещание американской поддержки дало британцам необходимое дипломатическое обоснование для выпуска документа, в итоге ставшего «Декларацией Бальфура». Вильсон очень хорошо понимал историческое значение своего решения и, уже будучи лауреатом Нобелевской премии 1919 года, присужденной ему за миротворческие усилия, написал позднее: «Как же я горжусь тем, что благодаря идеям, когда-то воспринятым мною от отца, мне выпала честь вручить Святую Землю тем, кому она по праву должна принадлежать».

Во второй половине XIX в. в центре борьбы евреев за создание своего национального очага оказалась Великобритания. Произошло это не случайно. Благодаря еврейской эмиграции из Восточной Европы, и в первую очередь, из России, численность еврейского населения центра Британской империи с середины 1880-х гг. возросло в 5 раз и составило почти 300 тысяч человек. Евреи занимали прочное место в общественно-политической жизни государства: крещеный еврей Бенджамин Дизраэли еще в 1868 году возглавил правительство, а Натаниэл Ротшильд, внук основателя английского дома Ротшильдов, стал в 1885 году первым евреем, получившим звание пэра и право быть членом палаты лордов. К 1890 г. в стране были ликвидированы все религиозные ограничения при получении должностей и титулов, в результате чего евреи обрели все права гражданства, что фактически означало завершение процесса их политической эмансипации.



5

Во время Первой мировой войны в действующих войсках Британской армии насчитывалось около 50 тысяч еврейских солдат и офицеров, каждый пятый из них в боях отдал жизнь или остался инвалидом. Еврейские батальоны королевских стрелков принимали участие в боях за освобождение Палестины, а еврейская подпольная организация НИЛИ (аббревиатура фразы, означающей в переводе с иврита «Вечность Израиля не обманет»), созданная в 1915 г., снабжала англичан стратегической информацией о турецкой армии. Все это сыграло свою роль при решении вопроса о судьбе будущего национального очага евреев. Всемирная сионистская организация (ВСО) возлагало на англичан особые надежды в вопросах возрождения еврейской государственности на территории Палестины. Но этот проект не сработал, и премьер-министр Великобритании лорд Артур Джеймс Бальфур предложил сионистам план еврейского заселения Уганды. Однако против резко выступила Демократическая фракция Сионистского конгресса. В 1903 году и от этого проекта пришлось отказаться.

Одним из лидеров Демократической фракции ВСО был Хаим Вейцман, в то время – преподаватель биохимии в Университете Женевы. Но в 1904 году Вейцман получает приглашение от Манчестерского университета и оказывается в Англии, что, в конечном итоге, сыграло одну из решающих ролей в истории еврейского народа. Став в 1910 году подданным британской короны, Вейцман принимает активное участие в политической жизни страны. Он завязывает близкое знакомство с будущим министром иностранных дел Великобритании лордом Бальфуром. При встречах с ним он смог убедить своего нового друга в правоте идеи еврейского национального дома на Земле Израиля.

Особенно укрепились позиции Х.Вейцмана после того, как ему удалось выполнить в своей химической лаборатории несколько работ, важных для английской военной промышленности. В ходе разработки технологии производства синтетической резины он изобрел способ ускоренного получения ацетона, в котором остро нуждалась военная промышленность при изготовлении взрывчатых веществ. Вейцман передал изобретение английскому правительству, и Великобритания получила серьезные преимущества перед другими воюющими государствами.

По мере того, как сионистское движение все больше и больше овладевало самыми широкими слоями еврейского населения, рос и авторитет его лидеров. Дошло даже до того, что в ходе Первой мировой войны германское правительство предложило руководителям сионистской организации Германии стать посредниками в мирных переговорах. Перелом же наступил тогда, когда семейство Ротшильдов отказалось, наконец, от ассимиляторской позиции и перешло на сторону сионистов. Лайонел Уолтер, сын лорда Натаниэла Ротшильда, был даже избран председателем Британской сионистской федерации. Идея создания для евреев национального очага стала ведущей у еврейской элиты.

Первая мировая война началась с объявления Германией 1 августа 1914 года войны России. В тот же день тайной конвенцией о союзе с Германией свое участие в войне на ее стороне подтвердила Турция. Этот день можно считать началом конца просуществовавшей пять веков Османской империи. 29 октября Турция без объявления войны начала бомбардировку российских городов на Кавказе, и уже к 5 ноября в состоянии войны с ней были Россия, Великобритания и Франция. А спустя всего 5 месяцев, 8 апреля 1915 года, в разгар военных действий, правительство младотурков приступило к депортации армян в Сирию и Месопотамию, при которой погибло около 1,5 млн человек. Над еврейским населением Палестины нависла смертельная угроза. Трагедию удалось предотвратить только благодаря вмешательству германского правительства, покровительствовавшего сионистам.

sion12.jpg
Франсуа Джордж-Пико

sion13.jpg
Марк Сайкс

sion14.jpg
Томас Лоуренс (Аравийский)

Репрессивный режим младотурков, принесший огромное число жертв гражданского населения Турции, заставил страны Антанты поторопиться с принятием решения о будущем Османской империи, и уже 20 марта 1916 года союзники договариваются о послевоенном разделе Турции. Два дипломата – француз Франсуа Жорж-Пико и англичанин Марк Сайкс – в ноябре 1915 года разработали план послевоенного раздела Турции. Этот план лег в основу секретного соглашения о разграничении сфер интересов на Ближнем Востоке, которое 16 мая 1916 года подписали в Лондоне французский посол П.Камбон и английский министр иностранных дел Э. Грей в форме обмена нотами.

Документ вошел в историю под названием «Соглашение Сайкса – Пико». Территория Палестины (вместе с Иорданией и Ираком) должна была отойти к Великобритании. «Соглашение Сайкса – Пико» закладывало мину замедленного действия под будущий мир на Ближнем Востоке. Это было предательством по отношению к арабам, которым британский полковник Томас Лоуренс, вошедший в историю как Лоуренс Аравийский, пообещал независимость в случае их поддержки союзников в войне с Турцией. Лоуренс спровоцировал Великое арабское восстание и даже вошел вместе с будущим королем Ирака Фейсалом I в освобожденный от турок Дамаск в мае 1916 года. Что касается еврейского государства, то и ему места на новой карте Ближнего Востока не находилось, и шансов на то, что оно когда либо найдется – тоже.

Но в декабре 1916 года ситуация изменилась, и Вейцман понял: сейчас или никогда. В британском правительстве оказались те, кого он знал как сочувствующих евреям в их стремлении создать собственное государство на месте древней Иудеи. Министром внутренних дел стал Герберт Самуэль – первый еврей, ставший членом правительства Британской империи, министром иностранных дел – лорд Бальфур, а премьер-министром – Дэвид Ллойд Джордж.

sion15.jpg
Дэвид Ллойд Джордж

Для Ллойд Джорджа как истинного христианина понятия «Палестина» и «Иерусалим» не были пустыми звуками. Он со своих христианских позиций приветствовал «возвращение евреев в Сион», ибо это было исполнением воли Б-га. «Я знаю историю евреев лучше, чем историю моего народа, и могу перечислить всех царей израильских, – говорил он. – Но едва ли вспомню дюжину английских королей». Для лорда Бальфура Библия тоже была живой реальностью. Он был захвачен идеей возвращения евреев на родину и говорил, что христианский мир в неоплатном долгу перед народом, изгнанным из Палестины.

Что касается Г.Самуэля, так тот еще в начале 1915 г. распространил среди членов кабинета министров меморандум с предложением установить над Палестиной британский протекторат и обеспечить помощь еврейским организациям в скупке земель, основании сельскохозяйственных поселений, создании учебных и религиозных учреждений. Как писал Г.Самуэль, эта маленькая страна («величиной с Уэльс») не сможет вместить всех желающих переехать в нее, но окажет глубокое влияние на еврейский народ во всем мире. Вряд ли сам Г.Самуэль предполагал тогда, насколько его слова окажутся пророческими! И вряд ли он мог тогда предполагать, что сам станет Верховным комиссаром в подмандатной Палестине.

sion16.jpg
Генерал Эдмунд Алленби, лорд Джеймс Бальфур и Герберт Сэмюэль в Иерусалиме

В конце января 1917 г. Вейцман представил Марку Сайксу меморандум, который назывался «Общие принципы программы еврейского поселения в Палестине в соответствии с целями сионистского движения». Этот меморандум и сегодня представляет интерес, ибо провозглашает принципы, реализации которых была посвящена вся последующая история евреев Палестины. Даже удивительно, как эти принципы в то время смогла сформулировать группа людей, которые не являлись теми представителями политических кругов, от которых зависела выработка концептуальных вопросов решений международных отношений. Это о них Хаим Вейцман писал позднее в своей книге «В поисках пути» как о людях, «являвшихся дилетантами в области государственной политики, ибо были представителями народа, многие века отрезанного от государственной деятельности... и всего лишь на одно, в лучшем случае, на два поколения оторвавшихся от гетто». Вот эти принципы:

«1. Еврейское население Палестины... будет официально признано суверенными правительствами в качестве еврейской нации и будет располагать всей полнотой гражданских, национальных и политических прав в этой стране. Суверенные правительства должны будут признать желательность и необходимость еврейского возвращения в Палестину.

2. Суверенные правительства предоставят евреям своих стран полное и свободное право эмиграции в Палестину. Суверенные правительства предоставят еврейскому населению Палестины все возможности для немедленной натурализации и приобретения земель».



6

А пока война развивалась по своим законам. 8 марта 1917 г. в войну встепили Срединенные Штаты Америки. 20 апреля лорд Бальфур прибыл с официальным визитом в США и на приеме в Белом доме встретился с членом Верховного суда США Луисом Брандайзом – первым в истории страны евреем на этой должности. Брандайз возглавлял в это время инициативную группу по созданию Американского еврейского конгресса и Временный комитет по общесионистским делам. Встреча показала полное совпадение мнений по палестинской проблеме. Брандайз заверил своего собеседника, что президент Вудро Вильсон готов письменно подтвердить свое мнение о необходимости создания на ближнем Востоке еврейского государства (что он позднее и сделал, прислав телеграмму Ллойд Джорджу).

А в это же самое время другой лидер Всемирной сионистской организации Нахум Соколов вел переговоры с французским правительством, которое также должно было декларировать свое позитивное отношение к палестинской проблеме и судьбе еврейского народа.

sion17.jpg
Нахум Соколов

В начале июня 1917 г. такая декларация была подписана. «По нашему мнению, – говорилось в ней, – будет актом справедливости, чтобы союзные державы оказали поддержку возрождению еврейской нации в той стране, из которой еврейский народ был изгнан столько столетий назад. Франция относится положительно к этим стремлениям». Оставалось совсем немногое: нужно было, чтобы свою официальную точку зрения на эту проблему высказало правительство той страны, которая, согласно достигнутым договоренностям, должна будет включить территорию Палестины в состав своей империи. И тут Хаим Вейцман взял инициативу в свои руки: он предложил британскому кабинету министров проект политической декларации, в которой Великобритания выразила бы свое согласие с «принципом признания Палестины как Национального очага еврейского народа и права еврейского народа строить свою национальную жизнь в Палестине...»

sion18.jpg
Хаим Вейцман. 1918 год

Окончательное решение палестинской проблемы пришлось на позднюю осень 1917 года. 31 октября на заседании британского кабинета министров обсуждалось будущее этого региона. Было решено лишить Оттоманскую империю всех ее завоеваний. Что касается Палестины, то она после войны должна стать британским протекторатом, и еврейский народ получит право начать там новую историческую жизнь. А спустя два дня произошло, наконец, событие, которого так долго ждали сионисты: 2 ноября 1917 г. министр иностранных дел Великобритании Артур Джеймс Бальфур отправил с курьером лорду Лайонелю Уолтеру Ротшильду краткое и внешне маловразумительное частное письмо.

Оно было опубликовано неделю спустя и стало официальным документом – декларацией о доброжелательном отношении Великобритании к сионистским стремлениям евреев, которая и вошла в историю под названием «Декларации Бальфура» и определил всю дальнейшую судьбу еврейского народа. Шестьдесят семь слов, напечатанных на машинке в канцелярии британского Министерства иностранных дел. Один из наиболее значительных, хотя и спорных документов нашего времени. Вот это письмо:

«Правительство Ее Величества положительно рассматривает учреждение в Палестине национального дома для еврейского народа и будет прилагать всевозможные усилия для облегчения достижения этой цели, при наличии ясного понимания того, что не будет сделано ничего такого, что может отрицательно повлиять на гражданские и религиозные права нееврейских общин в Палестине или на политический статус евреев в любой другой стране».

sion19.jpg
Лорд Джеймс Бальфур

sion20.jpg
Эдмунд Алленби

Таким образом, одной единственной фразой британское правительство почти за год до окончания Первой мировой войны одарило евреев территорией, которой само еще не обладало. Но это была великая фраза, ибо ею британские власти открывали путь к воплощению в жизнь многовековой еврейской мечты о возвращении своего народа на древнюю родину. Решающее слово было, наконец, сказано.

Декларация Бальфура подала сигнал к началу британской военной кампании в Палестине под командованием лорда Эдмунда Алленби. В его войсках были солдаты Еврейского легиона — группы евреев-добровольцев из Англии, США, Канады и Палестины. Приказ, полученный из Лондона, гласил: «Взять Иерусалим до Рождества». Приказ был выполнен, и в первый день праздника Ханука, (20 кислева, 11 декабря 1917 года), экспедиционный корпус генерала Алленби вступили в древнюю столицу еврейского государства. Но как ни важна была эта военная победа, Декларация Бальфура сама по себе была великой победой еврейского народа, ибо она провозглашала его право на создание национального очага не где-нибудь, а именно в Палестине.

Декларация явилась вызовом всем дипломатическим традициям своего времени: она противоречила понятиям международного права, ибо тогда еще никто не мог толком определить таких дефиниций, как «национальный очаг» или «еврейский народ». Даже сегодня по этому поводу ведутся ожесточенные споры. Да и такой страны как «Палестина» не существовало – был лишь «Южный округ Сирии», находившийся в дни обнародования Декларации под властью османской Турции. (После первой мировой войны в Иерусалиме даже издавалась арабская газета «Южная Сирия»).



7

Декларация Бальфура стала законным основанием для деятельности Всемирной сионистской организации и стимулом для дальнейшего рассмотрения «палестинской проблемы». На длившейся целый год Парижской конференции (18.01.1918-21.01.1920) было принято решение о создании первой в истории международной организации – Лиги наций и одобрен ее устав. Одним из решений Лиги наций были определены границы Палестины, в которые вошли территории современного Израиля, Палестинской автономии, Иордании и северо-западной части Саудовской Аравии. Предполагалось, что это и будет территория будущего еврейского государства. А в концепцию созданной по инициативе Вудро Вильсона Лиги наций и подписанного 28 июня 1919 года Версальского договора легли так называемые «14 пунктов Вильсона», один из которых прямо касался послевоенной Палестины:

«П.12. Турецкие части Оттоманской империи, в современном ее составе, должны получить обеспеченный и прочный суверенитет, но другие национальности, ныне находящиеся под властью турок, должны получить недвусмысленную гарантию существования и абсолютно нерушимые условия автономного развития».

Проходившее с 19 по 26 апреля 1920 года в итальянском приморском курортном городке Сан-Ремо заседание Верховного совета держав Антанты приняло решении об установлении мандатной формы управления какой-либо территории «до тех пор, пока та не сможет управляться самостоятельно». Первый мандат был выдан Великобритании на Палестину. Это случилось 25 апреля. (Аналогичный мандат Великобритания получила 10 августа 1920 года на Месопотамию, а Франция 29 сентября 1923 года – на Сирию).

Конференция в Сан-Ремо подтвердила юридическую состоятельность Декларации Бальфура, и Палестина была официально признана национальным очагом еврейского народа. Как было написано в преамбуле Мандата, конференция подтверждает «исторические связи еврейского народа с Палестиной» и наличие «основания для восстановления его национального очага в этой стране». Некоторые статьи Мандата прямо накладывали на Великобританию юридическую ответственность за проведение в жизнь Декларации Бальфура, а именно:

– установление в стране политических, административных и экономических условий для безопасного образования еврейского национального дома (ст. 2);

– содействие еврейской иммиграции и поощрение плотного заселения евреями земель, включая государственные земли и те пустующие земли, которые не представляют интерес для общественных надобностей (ст. 6);

– содействие получению палестинского гражданства евреями, выбравшими Палестину местом своего постоянного проживания (ст. 7).

24 июля 1922 года Британский мандат на Палестину был утвержден Советом Лиги наций и 26 сентября 1923 года он вступил в силу. В последующие четверть века, пока тянулось установленное Лигой наций британское правление в Палестине, не прекращалась борьба за практическое осуществление декларации Бальфура, пока, наконец, на карте мира не появилось новое государство – ИЗРАИЛЬ

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №4

 
 
Яндекс.Метрика