Вышли мы все из Ваада

 

          «О цивилизованности государства можно судить
          по его отношению к своему еврейскому населению».
                    Наполеон Бонапарт

В декабре 2009 года исполнилось 20 лет Первому съезду Ваада – Конфедерации еврейских организаций и общин СССР, давшему мощный толчок к развитию еврейского общественного движения во вей стране. Этот съезд получил значительный резонанс во всем мире и способствовал подъему национального самосознания евреев, что привело к эмиграции за последующие два десятилетия с постсоветского пространства 1 миллиона 600 тысяч человек. Однако мало кто знает, что проведению этого съезда предшествовала кропотливая работа большой группы активистов, которая началась в конце мая 1989 г. с проведения в Риге Всесоюзного круглого стола «Проблемы советского еврейства».

22 – 24 мая 2009 г. там же, в Риге, состоялась международная конференция «Евреи на постсоветском пространстве: опыт, проблемы, достижения»,   посвященная 20-летию Рижского круглого стола. Более пятидесяти участников, прибывших из стран СНГ, Балтии,  Израиля и США обсуждали, что произошло в еврейском мире за эти 20 лет,  какие проблемы решены, а какие ждут своего решения, и что может сделать в современных условиях еврейская общественность.  На конференции были  представлены самые различные круги еврейской общественности –  государственные структуры, общественные организации, религиозные круги, учреждения образования и культуры, научные институты, средства массовой информации и т.д.



        
Рига. 22 мая с.г. В помещении бывшего еврейского театра, которое ныне принадлежит еврейской общине, собираются участники конференции. Их около пятидесяти. Большинство давно и очень хорошо знают друг друга – как никак, два десятилетия совместной работы по возрождению бывшего советского еврейства. И это неважно, что живем мы в разных странах, разделенных не только государственными границами, но даже морями и океанами. Мы все, как и 20 лет назад, объединены  одним делом, одной  заботой. Потому и называют нас иногда «профессиональными евреями». 

В зале, где проходят заседания, выставлены фотографии с того, первого «круглого стола» в мае 1989 г. Возгласы: «Вот этого уже нет… И этого уже нет…»

На одном из снимков – президиум, заседание ведет Леонид Стонов. Когда-то он, отказник, приходил ежедневно, как на службу, в московский ОВИР и давал бесплатные консультации тем, кто не мог добиться от властей разрешения на выезд. Вскоре после первого съезда Ваада он уехал в США и вот уже много лет работает исполнительным директором Объединения комитетов по оказанию помощи евреям бывшего СССР (UCSJ). И мало кто теперь уже помнит, что именно эта организация обеспечила финансирование первого съезда Ваада. Л.Стонова в зале нет, он не приехал, и теперь UCSJ может на конференции представлять, видимо, только я: в течение нескольких лет я возглавлял его минское бюро.

Это неправда, что в мире не существует единого еврейского народа, а есть только некие представители разных стран, которых объединяет только Вера. Все мы – и светские и религиозные, и ашкеназы и сефарды,  и русскоязычные и говорящие на иных языках – чувствуем свою ответственность за миллионы разбросанных по всему миру евреев.  Но на конференцию вынесен лишь один глобальный вопрос: что произошло с бывшим советским еврейством после распада СССР. Изменилось ли отношение к нашему народу на постсоветском пространстве после ухода с исторической арены коммунистического руководства; как сложилась  судьба тех, кто остался, и тех, кто уехал;  какие перед ними стоят  проблемы и существуют ли пути их решения; а главное, какое мы сами к этому имеем отношение.

Я не был в Риге 20 лет назад. Правда, я был на всех последующих заседаниях координационного совета по подготовке первого съезда Ваада – конфедерации еврейских организаций и общин СССР, но на первом «круглом столе», на котором собравшиеся решили, что должны взять на себя ответственность за судьбы советского еврейства, я не был. О том, что тогда в Риге происходило, могу судить только по репликам и воспоминаниям, звучавшим сегодня, хотя в зале их –  всего 6 человек.

Но вот перед моими глазами две большие страницы «Международной еврейской газеты» («МЕГ») за май 1992 год (№9) со стенограммой другого круглого стола, накануне третьего съезда Ваада. Нахожу свое выступление. У меня уже к этому времени два года работы в президиуме этой организации. Впереди распад СССР и распад Ваада на еврейские объединения отдельных государств, но мы об этом еще не догадываемся.

«…Это замечательно – евреи начали говорить о своих проблемах вслух: то, что звучало за закрытыми дверьми, стало звучать на собраниях, на страницах еврейской прессы. Этот процесс уже не остановишь. И это является основной исторической заслугой Ваада. Вместе с тем, Ваад так и не стал полномочным представителем интересов евреев на государственном уровне. До сих пор на всех этажах государственного строительства судьбу евреев, как и других малых народов, решают без них.

Во-вторых, Ваад содержит в себе одно весьма серьезное противоречие: с одной стороны, он является организацией активистской, а с другой стороны, он берется представлять интересы всего еврейского населения страны, которое этих активистов не избирало, потому что всееврейских выборов практически сделать невозможно…»

Вот выступление Михаила Членова, сопредседателя Ваада. «Мы не представляем из себя государство в государстве. У нас нет своих властных или законодательных структур. Мы живем в стране, где существуют свои законы. Ваад никогда не стремился стать еврейским правительством или чем-нибудь иным в таком духе. Это организация национальная, имеющая своей задачей защиту национальных прав и выработку национальной стратегии.»

Перебираю дальше свой архив и нахожу статью вице-президента Ваада России Романа Спектора («МЕГ», 1997, №11-12). Статья посвящена созданию в России еврейской национально-культурной автономии (НКА).

«Национальная политика – это важнейший и долгосрочный ресурс государственного строительства, –  пишет автор. –  НКА – это законом предусмотренный институт, который связывает национальные меньшинства и государство на основе взаимной ответственности. Государство, будучи правопреемником СССР, –  наш должник, и НКА – это способ предъявить ему счет за утрату общественных, культурных, образовательных, информационных и просветительских институтов, которых у нас было предостаточно даже по сегодняшним меркам, а также общинной собственности, которая была национализирована.»


2

В настоящее время понятие о сущности так называемого вопроса в странах бывшего СССР в значительной степени отличается от того, с чем еще совсем недавно – лет 20 назад – сталкивалось еврейское население.

С исчезновением с политической арены КПСС и КГБ как основных генераторов антисемитских настроений в обществе совершенно изменился характер отношений между еврейским национальным меньшинством и государством. Государственный антисемитизм как система неких, чаще всего нелегально существующих установок и положений, при которых еврейское население подвергалось дискриминации, исчезло. В настоящее время отсутствуют запреты на профессию, процентные нормы при поступлении евреев в высшие учебные заведения, ограничения в миграции и эмиграции и т.д. Правда, существует еще так называемый «чиновничий» антисемитизм, проявляемый находящимися у власти отдельными представителями бывшей партийной номенклатуры, но его проявления отмечаются все реже и реже. Напротив, со стороны первых лиц государств постсоветского пространства наблюдается публичное осуждение этих явлений.

С этих общих вопросов и начинается конференция. Главный из них – место, которое занимают сегодня евреи в мире. «Произошла реинтеграция советского еврейства в еврейский мир» (Иосиф Зисельс, Киев). «Теперь о государстве судят по состоянию еврейской общины:  если евреям комфортно, с этим государством можно иметь дело» (Аркадий Сухаренко, Рига). «Сегодня многие государства стремятся изменить свой имидж, а, чтобы сделать это, надо показать изменения в национальном вопросе. А национальный вопрос – это, прежде всего,  еврейский вопрос. Умные лидеры государств быстро оценили это и взяли под контроль  зарождающееся еврейское движение» (Зеев Ханин, Израиль).

Все выступающие  едины в одном: если 20 лет назад мы были «евреями молчания» (так называлась известная пьеса Эли Визеля), то в 1989 году «евреи заговорили». И это – историческая заслуга тех, кто первыми взял на себя ответственность за судьбу еврейской общины. Впрочем, напоминает И.Зисельс, само понятие «еврейская община» возродилось именно после рижского «круглого стола».

Вторая важнейшая проблема, которая решалась все эти 20 лет – конфликт между сионистами и автономистами (последние – сторонники жизни евреев в диаспоре – в начале прошлого века называли себя территориалистами). И.Зиссельс подтверждает: мы в Вааде быстро поняли:  заниматься надо и теми, и другими. А М.Членов вспоминает поговорку двадцатилетней давности: «Сионизм – это когда один еврей за счет другого еврея отправляет третьего жить в Израиле». Как бы то ни было, но алия из стран бывшего СССР стала едва ли не самым заметным геополитическим явлением начала 1990-х гг.  Если в 1989 г. в Израиль из СССР выехало 12,7 тыс. чел., то уже на следующий год – 185,2 тыс., в 1991 г. – 147,8 тыс.  Всего из стран бывшего СССР в Израиль за период 1989-2008 гг. переехало 991 тыс. чел.

Данные по Беларуси за первые десять лет алии: выехало 66846 чел. Пик приходится на те же годы: 1990 г. – 23366, 1991 г. – 16006. 

Представитель ХИАСа (общества поддержки беженцев и эмигрантов) Леонард Терлицкий приводит данные о выезде евреев стран бывшего СССР в третьи страны (до 1999 г.): всего выехало 700 тыс. чел., в том числе, в США – 500 тыс., в Германию – 100 тыс.  В последующем цифры репатриации / эмиграции начали выравниваться: 2000 г. – 60192 / 12900,  2001 г. – 43580 / 19400, 2002 г. – 33567 / 19000, 2003 г. – 23268 / 15300,  2004 г. – 20898 / 14200. 

Любопытными представляются и некоторые данные о расселении израильтян по другим странам: в 2005 г. из Израиля уехало 50 тыс. чел., родившихся в этой стране (сабры); в одной Москве в настоящее время проживает около 100 тыс. израильтян (данные Сохнута).

Спустя  два десятилетия после начала так называемой «большой алии» политика Израиля в отношении репатриантов не поменялась, хотя и звучат голоса о необходимости внести изменения в Закон о возвращении. Конечно, если раньше говорили: «евреи – не евреи, главное, что не арабы, потом разберемся», то теперь отношение к новым репатриантам более внимательное (скорее, пристальное). И  все же поговорка «Поскребите интеллигента большого города, и  вы всегда найдете в нем процент еврейской крови» пока остается актуальной. Вспоминают в этой связи слова недавно ушедшего из жизни крупного специалиста в области иудаики Рашида Капланова: «Еврейская демография – это оккультная наука». Особенно актуальными эти слова становятся тогда, когда речь заходит о развитии еврейской национальной идентичности.

Известный этнограф профессор М.Членов приводит три основных современных типа еврейской идентичности:

 –  религиозно-общинный (характерен для США, где еврейское население – и светское, в том числе, в той или иной форме «привязано» к синагоге);

 –  израильский (так называемая неоэтничность – большинство населения причисляет себя к новой национальности – израильтянам);

 –  русско-еврейский (характерен для стран бывшего СССР, где при утрате  национальной культуры и языка тем не менее сохранено самосознание и элементы религиозной традиции).

М.Членов убежден: необходим пересмотр галахических положений, иначе будут окончательно подорваны демографические позиции еврейской диаспоры (межнациональные браки евреев на территории бывшего СССР превысили 80%).


3

Конференция обсуждает все многочисленные стороны еврейской жизни.

Вопросы образования освещают видные ученые России и Израиля. Отмечается, что первые еврейские университеты возникли еще в 1989 г. (Петербург). Ведущими из них сегодня являются Международный Соломонов университет и Государственная академия им. Маймонида. С интересом выслушали сообщение директора Центра научных работников и преподавателей иудаики в ВУЗах «Сэфэр» Виктории Мочаловой о том, как этот центр помогает студентам и преподавателям.

Директор Украинского центра изучения Холокоста Анатолий Подольский освещает вопрос преподавания этой дисциплины. «Происходит своеобразная холокостизация мировой истории», –  отмечает докладчик. Воспитание исторической памяти на наиболее трагических страницах истории своего народа оказалось весьма действенной, и теперь историки многих стран ищут геноцид в истории своих народов. Кто-то бросает в зал историческую цитату из Н.Некрасова по поводу того, что «дело верно, когда под ним струится кровь». Невольно задумываешься: когда же наконец люди перестанут строить свое благополучие на невинной крови других?!

– Мы не ответственны за прошлое, – говорит А.Подольский. – Но мы ответственны за память о прошлом.

Непростую судьбу еврейской прессы обсуждает секция под председательством главного редактора «Международной еврейской газеты» Танкреда Голенпольского. Обсуждение проходит под девизом: «нет повести печальнее на свете, чем повесть о еврее и газете». Я рассказываю о белорусских изданиях, о нашей газете «Авив», о ее роли в борьбе с еврейской ассимиляцией и нарастающей угрозой неонацизма.

О религиозных проблемах рассуждал докладчик из Израиля Шломо Нееман.  Одно из его рассуждений меня задело: программа развития реформистского иудаизма в странах бывшего СССР провалилась. Пришлось возражать: дело не в идеологии, а в несправедливом распределении финансирования в религиозном мире, когда у ортодоксов средств хватает и на содержание синагог, и на обеды для верующих, и на содержание кладбищ и т.д., а у реформистов – не более чем на чаепитие в шаббат. Внятного ответа не последовало. К этому же вопросу относилось и отсутствие решения по признанию реформистского гиюра в Израиле, что ставит под сомнение перспективы развития мирового еврейства. Ответа и на этот вопрос не последовало.   

Оживленная дискуссия на конференции возникла по вопросу сохранения еврейского исторического и культурного наследия, охраны еврейских кладбищ от вандалов и консервации не имеющих цены древних кладбищенских памятников – мацейв. Обсуждается и поднятый мной вопрос о «христианизации» еврейских кладбищ. Большинство малых городов и районных центров некогда возникли как еврейские местечки, начала которым обычно служили строительство синагог и закладка кладбищ. Теперь эти кладбища (если они конечно еще не снесены) находятся в центральной части городов, в которых уже практически нет еврейского населения.  Похоронить родственников там желают многие, а в итоге незаметно на месте еврейских могил появляются кресты.

Одна из наиболее значимых тем для обсуждения – антисемитизм и ксенофобия на постсоветском пространстве. Ей было посвящено отдельное заседание. Я докладывал о ситуации в Беларуси, Александр Брод – в России, Вячеслав Лихачев – в Украине. Председательствовал Михаил Членов.

В свое время, будучи членом президиума Ваада, я отвечал за мониторинг антисемитизма  на территории СССР и подготовку к парламентским слушаниям этого вопроса в Верховном Совете Российской Федерации – первых в российской истории (они состоялись 23 ноября 1992 г.).  «Проблема антисемитизма не является узконациональной, – отметил тогда участник слушаний М.Членов. – Это не конфликт евреев с другими народами. Фактически это борьба с российской свободой» (слушания проходили вскоре распада СССР).  Профессор Института государства и права РАН  А.М.Ларин тогда прямо заявил, что «правоохранительные органы явно потворствуют антисемитам», хотя, как сообщил на слушаниях  представитель прокуратуры, «в производстве находится 18 дел, связанных с разжиганием национальной вражды к евреям» («МЕГ», 1992, №22).

И вот пролетело 18 с лишним лет. Судебные процессы ведутся, газетные статьи пишутся, а пропаганда антисемитизма не уменьшается.  Вновь муссируются «Протоколы сионских мудрецов» и стремление евреев к мировому господству. Вновь обсуждается порочность еврейской религии и «талмудического мировоззрения». И вновь из России течет этот мутный поток неонацистской литературы. Запретили некогда антисемитскую газету «Аль-Кодс», на ее месте появилась газета «Дуэль». В этом году запретили «Дуэль» – начала выходить «К барьеру!». Тот же дизайн, те же авторы, те же протухшие антисемитские мифы и карикатуры. На смену антисионизма пришел антиизраэлизм, но в целом – ничего нового. Все та же злоба, та же выплескивающаяся наружу ненависть.

Заключительное слово по проблеме антисемитизма было за Марком Левиным, членом Национальной Конференции в поддержку евреев России, Украины, стран Балтии и Евразии (Вашингтон). Эта организация была представлена в Риге делегацией из четырех человек. Президентом ее ныне избран наш бывший соратник по президиуму Ваада Александр Шмуклер, и я в своем докладе даже вспомнил, как мы с ним вместе в декабре 1991 г. обсуждали проблемы антисемитизма в СССР  с руководством Антидиффамационной лиги в их нью-йоркском офисе. В Риге Саша председательствовал на секции по еврейскому образованию и иудаике.


4

Надо сказать, что на рижской конференции деятельности международных еврейских организаций, работающих по оказанию помощи еврейскому населению бывшего СССР, было посвящено отдельное заседание, на котором их представители выступили с краткими сообщениями. Многие из этих людей работают в нашем регионе уже много лет. Почти все они отмечали те изменения в еврейском мире и, как следствие, в их работе, которые произошли за последние 20 лет. Кое-кто делал это с известной долей иронии.

– Когда я много лет назад ехал работать в СССР, –  рассказывал представитель Джойнта Ицхак Авербух, –  мне говорило руководство:  в этой стране мы никогда не будем заниматься оказанием социальной помощи населению (сегодня через местные хеседы такую помощь получают около 200 тысяч человек);  мы никогда не будем обладать собственной недвижимостью (сегодня у нас на балансе  здания общей площадью в 55 тысяч кв м); и наконец,  здесь мы никогда не будем иметь собственные представительства (сейчас их у нас уже 16, а в Баку, Тбилиси, Одессе, Харькове и Ташкенте их возглавляют местные кадры). 

Представитель Еврейского Агентства (Сохнута) Алекс Кац отметил, как  высоко руководство этой организации ценит наличие сильной еврейской общины в странах диаспоры. Самое главное, отмечал он, создать условия для сохранения евреями своей национальной идентичности. А.Кац выразил уверенность, что с приходом нового руководителя  (им стал Натан Щаранский) Сохнут будет работать еще лучше.

У каждой организации – своя специфика. Национальная Конференция поддерживает тесную связь с правительством США, с посольствами стран СНГ в Вашингтоне, часто посещает страны диаспоры (Марк Левин). ХИАС, как выяснилось поддерживает не только еврейское население: в свое время значительную помощь получили через ХИАС беженцы из Вьетнама, теперь – из Ирана (Леонард Терлицкий). А международная организация ОРТ (сохранилось ее древнее название – организация ремесленного труда) обеспечивает образовательные программы по 55 проектам профессионального обучения, например, для матерей-одиночек в Молдове или населения ряда стран Африки (Давид Бениш). Координации всех этих проектов коснулся в своем выступлении директор по международным связям Американского еврейского конгресса реформистский раввин Эндрю Бейкер. 

Конференция длилась три дня. Заседания шли почти без перерыва по 10 часов. Думается, что если бы было еще время, то и вопросов для обсуждения еще нашлось. Разъезжались усталые, но довольные.

Двадцать лет пробежало с первой такой встречи. Как выяснилось, многие вопросы еврейской жизни за эти годы удалось решить, но все, видимо, решить никогда. И в этом – прелесть нашей жизни. Надо просто идти вперед.

 
 
Яндекс.Метрика