Праздник со слезами на еврейских глазах

 

                                                    «Евреи не празднуют побед. Евреи празднуют избавление».

                                                                                                                Э.М.Ремарк. «Тени в раю»


 

Весна завершает свою каденцию, и ее место постепенно занимает лето. Стали забываться долгие зимние ночи, и после серых бесцветных дней пробудилась от спячки яркая природа Средиземноморья. Остались в прошлом пасхальные праздники, и еврейский народ, очередной раз отметив свой выход в мир свободного независимого существования, отпраздновал День независимости (Йом ха-Ацмаут) — главный государственный праздник страны. Именно в этот день, 5 ияра 1948 года было провозглашено Государство Израиль. По светскому календарю эта дата пришлась на 14 мая. Как всегда, этому дню предшествует еще один, не менее важный день – День поминовения павших солдат Израиля и жертв террора (Йом Ха-Зикарон).

Счет павших в нашей стране ведется с 1860 года, и включает в себя, в общей сложности, 23645 человек – участников подпольных военизированных организаций еврейской общины («Йешув hа-Йеhуди»), а с 1948 г. – солдат и офицеров Армии Обороны Израиля и других органов безопасности, погибших или скончавшихся во время исполнения своего долга. За прошедший год он пополнился 101 новым именем. В отдельном списке – жертвы террора. Их 3134, в том числе 12 имен, которые добавились за минувший год. Учет всех погибших – поименный, за все 158 лет.

В июле 2017 года Кнессет принял один чрезвычайно важный закон, освящающий славное прошлое народов, победивших нацизм, Закон о 9 мая. Он был вынесен на голосование по инициативе партии «Наш дом Израиль» и принят единогласно. В результате официально отмечаемый в России и других стран на постсоветском пространстве День Победы 9 мая внесен в реестр государственных праздников, который будет отмечаться в Израиле в этот день на государственном уровне.

День Победы, победы человечества над нацистской Германией и ее союзниками. Торжественный день. В большинстве столиц на постсоветском пространстве будут проходить военные парады и праздничные демонстрации. Будут произноситься яркие речи и звучать бравурные марши. Будет и минута молчания в память погибших воинов. А вечером ночное небо будет раскрашиваться фейерверками праздничных салютов. Все это замечательно, но вот только никак не отделаться от одного важного вопроса: неужели одной минуты молчания достаточно, чтобы помянуть всех, кто отдал жизнь на фронтах или погиб в результате иных военных действий? А ведь счет на миллионы!

22 марта 2017 года в России были опубликованы рассекреченные данные Госплана СССР об убыли населения страны в 1941 – 1945 гг. Цифра, способная привести в смятение. Оказывается, общая убыль населения СССР в 1941–1945 годах — более 52 миллионов 812 тысяч человек. Из них безвозвратные потери в результате действия факторов войны — более 19 миллионов военнослужащих и около 23 миллионов гражданского населения. Пятьдесят два с лишним миллионов! Четверть населения огромной советской империи! Каждый четвертый! Так можно ли 9 мая считать праздником победы? Ведь дня поминовения павших в годы Второй мировой войны в России и на постсоветском пространстве нет!

Да, будут парады и демонстрации, праздничные гуляния и фейерверки, будет всеобщее ликование, и лишь одна группа населения будет тихо, не нарушая общей атмосферы радости и ликования, собираться изолированно от остального населения в местах, куда, как правило, кроме них и в обычные дни никто не заглядывает. Это – евреи. Им не приходится праздновать победы, потому что подсчитывают они не число трофеев, а число потерь, понесенных в годы гитлеровской оккупации. Потерь, исчисляемых миллионными цифрами.

И вот теперь, с высоты нашего исторического роста, изучив и проанализировав истоки трагедии, мы можем с уверенностью сказать: в этой безумной бойне у евреев практически не было шансов остаться в живых. С одной стороны были германские фашисты, у которых антисемитизм носил патологический характер. Они видели в евреях некий особый класс, который спровоцировал революцию в России, Венгрии и Германии и который являлся катализатором всех общественных беспорядков в Европе. Они были убеждены, что большевизм и еврейство – суть одно целое и что, уничтожив евреев, они подорвут основу всего советского строя, поставившего перед собой задачу захватить весь мир с помощью всемирной революции.

А с другой стороны евреев окружал враждебный мир, который не только не успел за короткие два десятилетия советской власти излечиться от многовекового антисемитского прошлого, но который за эти же самые короткие два десятилетия успел подорвать основы еврейской культуры, уничтожив религию, закрыв все еврейские школы, техникумы и еврейские факультеты в вузах, уничтожив театры, издательства, газеты, журналы, физически расправившись со многими деятелями еврейской культуры.

Тоталитарные режимы Германии и СССР развивались по одним законам. Они не могли существовать без проповеди великодержавного шовинизма, и антисемитизм становился одним из механизмов этого процесса, только в Германии он был провозглашен во всеуслышание, а в СССР носил скрытый характер. В результате, даже тогда, когда всему миру уже стало ясно, какая судьба уготована евреям нацистами, руководство в СССР своей политики не изменило.

Насколько известно, как со стороны советского правительства, так и со стороны коммунистической партии – а фактически это были одни и те же люди – не было ни одного обращения к подпольным организациям или местному населению оккупированных территорий, призывавшего оказывать помощь евреям – жертвам политики геноцида. Подобный призыв не прозвучал по радио, ни разу не был напечатан в листовках, миллионами сбрасываемых на оккупированные территории с самолетов. Нет ни одного факта, что Сталин и его окружение хотя бы один раз за всю войну обсудили трагическую судьбу одного отдельно взятого народа, подлежащего физическому истреблению только по одному факту своего происхождения. Поэтому нет ничего странного, что большинство местного населения на оккупированной территории в лучшем случае занимало позицию стороннего наблюдения. В худшем – евреи становились жертвами доносов и предательства.

Практически во всех населенных пунктах есть места упокоения жертв нацизма. В Беларуси такое место, как правило, называется «Яма», на Украине – «Яр». Отмечены эти места каким-то, чаще всего, не очень впечатляющим обелиском, хотя есть и подлинные мемориалы. Здесь на свои траурные митинги и собираются местные еврейские общины в День Победы, если, конечно, в этом населенном пункте еще остались евреи. Звучат наполненные вековой печалью речи. Выступают бывшие узники гетто, еврейские партизаны, ветераны войны. Заготовлены какие-то тексты у представителей административных органов, которые они зачитывают, как обычно, с листочка. Подходят к микрофону и активисты еврейских организаций. В заключение местный раввин (если он есть) читает поминальную молитву – кадиш. Потом идет возложение венков, цветов. Пожилые евреи, вспоминая вековую еврейскую традицию, кладут жменьки гравия. После окончания всего мероприятия, которое почему-то тоже носит название митинга, люди расходятся по домам, и каждая семья пытается загладить душевную боль рюмочкой спиртного. Поистине праздник со слезами на еврейских глазах. И разделить эту еврейскую боль в массовом сознании ощущающего душевный подъем народа самим евреям, к сожалению, не с кем.

О замалчивании роли евреев в государственном и культурном строительстве, равно как и их вкладе в победу над нацизмом, ныне, с исчезновением с политической карты страны государственного антисемитизма, говорить уже не приходится. Теперь этим вопросом занимаются профессиональные историки. Выходят книги и сборники научных работ. Газеты и журналы публикуют статьи и целые обзоры. Проходят конференции и симпозиумы. То есть, эта тема никоим образом не замалчивается и «сверху» властями, как это было при Советах, не только подавляется, но и подталкивается. Миф о том, что «евреи воевали в Ташкенте», исчез даже со страниц антисемитских изданий. Другое дело, что популяризация этой темы в самом «ходовом» виде средств массовой информации – на телевидении, крайне недостаточна, а это далеко не самым лучшим образом влияет на характер межнациональных отношений.

Катастрофа, постигшая народы Беларуси в годы Второй мировой войны, оставила на этой земле несмываемые следы, и, в первую очередь, в сознании людей. Я прожил в этой стране почти всю сознательную жизнь, и успел это очень хорошо ощутить, не говоря уже о том, что вся семья моего отца кроме тех, кто успел до войны уехать учиться в центр страны, осталась лежать рядом с городом Погостом в 100 км южнее Минска.

Точной статистики народонаселения Беларуси за период 1939-1945 гг. нет. Есть приблизительные расчеты. Дело в том, что в этот промежуток времени в белорусском регионе происходили громадные геополитические изменения: присоединение западных областей, появление огромного потока беженцев от рвущихся на Восток нацистов, депортации большого числа так называемых “западников” в результате массовых «чисток» и т.д. Данные приводимые разными авторами во многом расходятся. Думается, наиболее достоверные данные приведены в энциклопедии «Холокост на территории СССР» (М. РОССПЭН, 2009). Цитата: «В Белоруссии от рук нацистских оккупантов погиб каждый четвертый житель республики, из них каждый третий был евреем. По числу жертв Холокоста на территории СССР (свыше 800 тыс. чел) Белоруссия занимает 2-е место после Украины».

В январе 1939 г. в БССР проживали 375 тыс. евреев (6,7% всего населения). На присоединенных территориях в январе 1941 г. – 404,5 тыс. Все это еврейское население проживало в городской местности, занимая там от 30 до 60 процентов всего населения. К примеру, в Минске на начало войны из 280 тыс. чел. населения число евреев составляло 85 тыс. (33%, т.е. каждый третий). В целом на оккупированной территории Белоруссии оказалось свыше 800 тыс. евреев (с учетом беженцев из Польши: 600 – 620 тыс.) – в Западной и 200-220 тыс. в Восточной. Буквально в первые же недели оккупации нацисты создали многочисленные гетто. В города согнали евреев из всех окрестных местечек. Общее число только зафиксированных в немецких документах гетто, тех, которые были обнесены заборами и колючей проволокой, достигло135 (не менее). Самым крупным было Минское гетто (около 120 тыс. узников). Большинство гетто было уничтожено уже к осени 1942 г. На территории современной Беларуси зафиксировано 531 место массовых расстрелов еврейского населения.

На большей части оккупированной территории (в особенности Литва, Украина) было отмечено крайне негативное отношение к евреям со стороны местного населения, высокая его роль в организации геноцида. Что касается Белоруссии, то этого сказать никак нельзя. Отношение белорусского населения к еврейскому трудно понять, если не знать истории этого региона. Оно определялось стереотипами межнациональных отношений, заложенных еще в пятивековом совместном проживании в Великом княжестве Литовском, где евреи занимали многие ключевые позиции, определявшие жизнестойкость этого государства: экономика, торговля, международные отношения и т.д. Великие князья высоко ценили вклад евреев в социальное строительство, предоставляя им многие привилегии, сохраняя их религиозные свободы и охраняя их независимое существование.

Историческая память белорусского народа сохранила эти социальные ценности, что и проявилось во время оккупации. К примеру, генеральный комиссар округа «Белоруссия» Вильгельм Кубе уже в июле 1941 г. в одном из донесений в Берлин писал, что ему не удается поднять белорусское население на еврейские погромы. В первые месяцы оккупации местное население во многом помогало узникам гетто выжить, с риском для жизни передавая за колючую проволоку продукты или выменивая эти продукты на одежду и предметы быта. Однако жестокий террор оккупантов не позволял им укрывать беженцев из гетто. Исключение составляли дети, которых было легче выдать за своих.

Огромное количество еврейских детей было спасено сотрудниками детских домов, который были прекрасно осведомлены, какие именно семьи подбрасывали им своих детей во имя спасения их жизней. И сейчас большое количество людей из числа этих выжившх в детских домах «подкидышей» живет, не подозревая о своем еврейском происхождении. Но в случае доноса семью или отдельных лиц, укрывших еврея, ждал неминуемый расстрел. Тем не менее, спасение евреев местными жителями не носило единичного характера. Достаточно сказать, что 711 граждан Беларуси за такой подвиг с огромным риском для собственной жизни и жизни своей семьи были удостоены почетного звания Праведника народов Мира.

Отдельно стоит вопрос участия белорусов в военизированных частях, создаваемых оккупационными властями. Из числа местных коллаборационистов обычно состояла так называемая «вспомогательная полиция», выполнявшая обычную для государственной полиции службу порядка. В городах это была «охранная полиция», в сельской местности – «жандармерия». Иногда эти части привлекали и к карательным акциям. Белоруссия в этом отношении не исключение. Сотрудники полиции охраняли гетто, концлагеря и тюрьмы, конвоировали евреев, занимались оцеплением мест казни, а иногда и расстрелами. Известно, например, их участие в расстреле евреев под Борисовом 24 октября 1941 г. и конвоирование пинских евреев к месту казни 21 ноября 1941 г. Некоторые отряды полиции находились на казарменном положении. Эти отряды использовались для карательных акций против партизан и гражданского населения.

Активность использования полиции для проведения антиеврейских акций была различна. Но по белорусскому региону известны, в основном, карательные экспедиции полицейских отрядов из других оккупационных зон. Наибольшую известность получили расстрелы евреев 11-м литовским батальоном (к примеру, Слуцк 27.10.1941), 21-м латышским батальоном (Слоним). Формирование белорусских батальонов началось только летом 1942 г. Было сформировано 11 батальонов «Шума» (Schuma), в которых служило более 3000 человек. Еще три батальона возникли в начале 1944 г. Они составили «вспомогательную службу полиции порядка». Для сравнения, общая численность украинской вспомогательной полиции насчитывала 35000 человек. Украинские батальоны формировались даже на территории Белоруссии (Минск, Могилев).

501 тысяча (более полумиллиона) евреев принимало участие в рядах Красной Армии в годы Второй мировой войны. 23 из них – уроженцы Белоруссии – стали Героями Советского Союза, 2 – Полными кавалерами ордена Славы, 62 – служили генералами и 4 адмиралами. На оккупированной территории более чем в 50 гетто, действовали подпольные организации. Вооруженные восстания, акты сопротивления или массовые побеги узников были организованы в 13 гетто. Организатором антинацистского подполья в Минске стал еврей Исай Казинец, которому посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Именно в белорусских лесах было сосредоточена основная часть еврейского партизанского движения.

Большая часть евреев-партизан были беженцами из гетто. Самый крупный партизанский отряд, целиком состоявший из евреев, был создан братьями Бельскими уже в 1941 г. Отряд действовал до окончания оккупации Белоруссии в 1944 г. и насчитывал к концу войны 1 200 человек, в том числе 350 вооружённых бойцов. Известность получил также еврейский партизанский отряд Шолома Зорина, насчитывавший 600 человек, в том числе 137 было в боевой роте. Это был уникальный семейный партизанский отряд, основную массу которого составляли женщины и дети. Первым заместителем начальника Белорусского штаба партизанского движения был секретарь ЦК КПБ еврей Григорий Эйдинов, двое евреев были командирами партизанских бригад.

Однако политика государственного антисемитизма, утвердившаяся в СССР в первые же годы после окончания Второй мировой войны, требовала не только исключения евреев из всех сфер жизни, но и максимального принижения их роли в государственном и культурном строительстве и, уж конечно, в победе над фашизмом. Журналиста Мирра Железнова была в 1950 г. расстреляна за публикацию в открытой печати одной только цифры – количества евреев, носящих звание Героя Советского Союза (тогда их было еще 135, а теперь уже 157). Весь тираж книги «Партизанская дружба» (50 тыс. экз.), в которой командиры партизанских объединений рассказывали о партизанах-евреях, был уничтожен. Даже в наши дни еще продолжается борьба за увековечение памяти летчика Исаака Пресайзена, за подвиг которого звание Героя Советского Союза присвоено Николаю Гастелло, минской подпольщицы 17-летней Маши Брускиной.

Темы Холокоста до сих пор отсутствуют в школьных программах. А ведь уже давно были известные слова, подчеркивающие уникальность Холокоста в мировой истории: «ХХ век – век безжалостной попытки истребления евреев» (папа Иоанн-Павел II), «не все жертвы нацизма были евреями, но все евреи были жертвами нацизма» (лауреат Нобелевской премии, бывший узник Освенцима Эли Визель), «евреев убивали не за то, КАКИМИ они были, а за то, что они вообще БЫЛИ» (религиозный мыслитель Эмиль Факенхайм»).

Сегодня подсчитано, что на территории СССР в годы оккупации погибло ¾ еврейского населения. В отдельных регионах (Литва, Латвия) эта цифра достигает 85%. Большинство городов, находившихся в зоне оккупации, за короткое время потеряли от 45 до 85 процентов населения. Уже один этот факт заставляет задуматься: насколько же власти, как минимум, в этих городах пытаются сохранить историческую память, если даже в День Победы отказываются вспоминать о своем многонациональном прошлом? Ведь страшно подумать: города одномоментно лишились каждого третьего, а то и трех из каждых четырех своих жителей, а большинство населения относится к этому чудовищному историческому факту совершенно спокойно, а то и вовсе об этом ничего не знает и об этом не думает. Да ведь, если бы это были не евреи, а славяне, каждый камень на мостовой вопил бы о такой трагедии.

Этот вопрос назрел, но для решения нужно определиться в одном, тоже немаловажном вопросе. Нельзя смешивать евреев, погибших в рядах Красной Армии, с евреями – жертвами Холокоста. Первые погибли как участники боевых действий, и поэтому безнравственно отделять их от всех остальных, отдавших жизнь в борьбе с нацизмом. А вторые погибли только потому, что были евреями. Их уничтожили в результате торжества в Германии политики расового антисемитизма. Вот память этой категории евреев непременно должна отмечаться на государственном уровне. Отмечаться торжественно, всенародно и с широким освещением в средствах массовой информации. Хотя бы в тех регионах, по которым прошлась эта страшная коса смерти. Не случайно же Генеральная Ассамблея ООН 1 ноября 2005 г. своей резолюцией №60/7 установил особый День Холокоста – 27 января. Именно в этот день был освобожден лагерь смерти Освенцим.

В реальной жизни День Холокоста, к сожалению, отмечается только еврейскими общественными и религиозными организациями. Да и мемориализация памяти жертв нацизма находится на том же уровне. В Беларуси сегодня установлено 425 памятников, памятных знаков и мемориалов. Большая часть из них – результат деятельности еврейских религиозных общин и общественных организаций, собиравших средства на благотворительные пожертвования евреев всего мира. Доля государства на это великое дело совсем небольшая. При этом существует одна, до сих пор нерешенная проблема. Лишь единичные памятники и обелиски имеют надписи о том, что под ними покоятся столько-то и столько-то евреев, погибших в результате гитлеровского геноцида. Чаще всего власти не дают разрешения на такие надписи. Их довод: даже если здесь лежит хотя бы один нееврей – партизан или просто местный житель, надпись уже неверна. При этом они допускают (умышленно или по неведению) одну ошибку: евреев-то убивали в результате геноцида, а неевреев – в результате террора. Так и получается, что трагедия евреев остается делом самих евреев.

ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №4

 
 
Яндекс.Метрика