Земля Отцов собирает своих детей

 

Четвертая алия во многом изменила облик подмандатной Палестины. В первую очередь, это было связано с резко возросшей ролью городов в жизни региона. Произошло резкое увеличение количества еврейского населения, расселяющегося, по большей части, в городской местности. И происходило это на фоне практически не растущего арабского населения, что немедленно отразилось на политической ситуации: евреи, находясь в роли национального меньшинства, стали доминировать во многих разделах хозяйственной жизни Палестины. Это не могло не вызвать серьезного беспокойства в правящих кругах арабской общины. С этого момента главным требованием арабов к мандатным властям стало максимальное снижение числа еврейских иммигрантов.

Лидеры ишува, со своей стороны, также ощутили, как изменился баланс сил, насколько резко он стал крениться в их сторону, и, естественно, приняли меры к стимуляции этого процесса. В первую очередь, требовалось принять меры к стабилизации процесса роста еврейской иммиграции. Мерой такой стимуляции, по их мнению, должна была послужить реорганизация созданного в Яффо еще в 1908 г. Палестинского бюро во главе с Артуром Руппиным, который практически всю оставшуюся жизнь и отдал руководству поселенческой деятельностью в Эрец-Исраэль. Вскоре Бюро стало известно как Еврейское агентство. Полученный Великобританией Мандат на управление Палестиной своей четвертой статьей как раз и предусматривал его тем общественным органом, который вправе представлять интересы ишува во всех вопросах, «способных повлиять на создание еврейского национального очага и служить интересам еврейского населения Палестины».

zemlya_otcov.jpg
Евреи Палестины периода Первой мировой войны

Название «Еврейское агентство для Палестины» бюро получило 11 августа 1929 г. на ХVI Сионистском конгрессе в Цюрихе (Швейцария). Тогда же было принято решение о некотором «расширении» его функций. Президентом Агентства стал Хаим Вейцман, который одновременно (с 1921 г.) выполнял обязанности Президента Всемирной сионистской организации (ВСО). В результате, Агентство фактически стало исполнительным органом ВСО. Еврейская иммиграция продолжилась с новой силой, и следующее десятилетие (1929 – 1939) стало десятилетием Пятой алии, хотя начало этого процесса было малообещающим: оно совпало с началом Всемирного экономического кризиса.

Кризис коснулся и Палестины. Предприниматели разорялись, большими темпами росла безработица. Если в 1929 г. разорилось 10 крупных компаний, то в 1930 – уже 33. Еще 22 – в 1931 г. Однако, с выправлением кризисной ситуации стала выправляться и ситуация с алией: в 1931 г. на 4075 прибывших пришлось только 666 убывших. Что касается арабских беспорядков 1929 года, то те круги арабских националистов, которые их спровоцировали, своей цели достигли: проблема Палестины снова стала объектом политического обсуждения. Собственно, британское правительство и обсудило эту проблему. Итогом этого обсуждения стало появление «Белой книги» министра по делам колоний лорда Пасфилда. В ее основу легли материалы исследования насущных проблем в подмандатной Палестине.

lord_passwild.jpg
Лорд Пассфилд

Для евреев выводы автора были обескураживающими: он поставил – ни более, ни менее – под сомнение основополагающие принципы «Декларации Бальфура». Декларация не должна служить основой политики британского правительства в Палестине, – заявлял он. Да, определяя квоты на иммиграцию евреев, непременно нужно учитывать «экономическую емкость» региона, но учитывать при этом надо не только безработицу среди евреев, но безработицу и среди арабского населения. При этом еврейская иммиграция должна приостанавливаться как только она начинает препятствовать получению работы арабами. Пасфилд вообще решил строго ограничивать репатриацию евреев в Эрец-Исраэль и продажу им земли. А еще его Белая книга предполагала создание Законодательного собрания Палестины на основе прямых выборов.

Руководство Сионистской организации подвергли решения Пасфилда резкой критике. К ним присоединились бывший премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж и бывший Верховный комиссар Палестины еврей Герберт Самюэль, которые принимали в свое время участие в создании Декларации. Протест вызвало и решение о создании Законодательного собрания: евреи являлись в Палестине национальным меньшинством, и поэтому прямые выборы и создание правительства давали арабской части населения несомненные выгоды. Лига Наций, к которой обратились руководители ВСО за поддержкой, также отметила грубое нарушение принципов мандата. Все это произвело настолько серьезное впечатление, что английский премьер-министр Рамсей Макдональд отменил 13 февраля 1931 г. ряд откровенно дискриминационных положений «Белой книги Пасфилда» и направил на имя Х.Вейцмана соответствующее послание, в котором подчеркивалась решимость британского правительства следовать ранее избранному курсу.

haim_veitzman_1919.jpg
Хаим Вейцман. 26 сентября 1919 года

Все это привело к немедленному росту алии. Уже в 1932 г. она составила 9,5 тыс. чел., а в последующие три года число репатриантов достигло рекордное за все довоенные годы число – 134,5 тыс. чел., причем половина из них – 62 тыс. – прибыло за один только 1935 год. И, что самое характерное, в период с 1932 по 1934 гг. из подмандатной Палестины не выехало ни одного еврея. Создавалось впечатление, что ситуация с еврейской иммиграцией в Палестину начала как-то нормализоваться. Активизировалась деятельность еврейских организаций Германии по профессиональной подготовке юношей и девушек, желающих уехать в Эрец-Исраэль. В начале 1933 г. в Берлине появилась организация для репатриации еврейской молодежи, и в том же году первая группа прибывших по направлению этой организации репатриантов поселилась в кибуце Эйн-Харод.

В Германии в это время действовал целый ряд сионистских организаций, занимавшихся переправкой и обустройством беженцев. Организацию алии немецких евреев взяли на себя А. Руппин и X. Вейцман. В августе 1933 г. по соглашению с правительством Германии Палестинское бюро немецкой сионистской организации образовало агентство «Гаавара». Воспользовавшись стремлением нацистов «очистить» Германию от евреев, это агентство способствовало спасению части имущества немецких евреев и перевода их капиталов в Эрец-Исраэль. В целом сумма «спасенных» денег составила 94 миллиона марок.

Открытая дискриминация еврейского населения стала внедряться нацистами уже спустя два месяца после их прихода к власти. Одним из первых (7 апреля 1933 г.) был принят закон, в соответствии с которым начались увольнения государственных служащих, у которых был хотя бы один прародитель-еврей, а 25 апреля были введены квоты на прием евреев в учебные заведения. Еще через две недели, 10 мая, произошло публичное сожжение книг еврейских авторов. В первую очередь расовые ограничения коснулись медиков, адвокатов, нотариусов, преподавателей университетов и редакторов газет. Публичное сожжение книг на одной из площадей Берлина 10 мая 1933 год Учитывая такое резкое ухудшение ситуации в Германии, Ассамблея Лиги Наций создала в октябре 1933 г. специальное ведомство Верховного комиссара по делам беженцев. Его возглавил американский профессор и журналист Джеймс Гровер Макдональд, который начал борьбу за объединение усилий по финансированию еврейской эмиграции из Германии, поскольку Лига Наций непосредственно не финансировала эту работу. Благодаря его усилиям, за два года в Палестине было размещено 80 тысяч еврейских беженцев. Позднее, в 1936 г. был создан «Британский комитет по оказанию помощи немецким евреям». В общей сложности, с 1933 по 1937 год из Германии эмигрировало 130 тысяч евреев. И это они, немецкие евреи, подняли уровень научных исследований в Иерусалимском университете, способствовали развитию здравоохранения, журналистики, банковского дела. Это из их среды вышли знаменитые судьи и адвокаты. Это они основали Нагарию, Кирьят-Бялик, Кфар-Шмарьяху, Йокнеам. И это они создали Палестинский филармонический оркестр.

Если бы мандатное правительство не ввело дополнительные ограничения, иммиграция продолжала бы возрастать. Изданным англичанами в 1933 году декретом было установлено несколько категорий иммигрантов. Самыми важными были две категории: категория «А» («капиталисты») и «рабочие по трудовой лицензии». Капиталистом, по стандартам того времени, считался человек с доходом в 500 фунтов стерлингов; позже эта цифра поднялась до 1000 фунтов. Что касается «рабочих по трудовой лицензии», то они стали постоянным яблоком раздора между властями Палестины и Еврейским Агентством. В 1934 году Агентство запросило 20 000 сертификатов для иммигрантов-рабочих, но получило только 5600. В начале следующего, 1935 года, в апреле, оно запросило 30 000, а получило 11 200. За три года – с 1933 по 1935 – в Палестину прибыло 135540 еврейских иммигрантов. Новым фактором в мировой политике стало то, что почти половина из них (более 60000) прибыло из Германии. Английский закон о репатриации, разрешал приезд в страну учащихся с целью обучения их работе в промышленности и в сельском хозяйстве.

В 1936 году, после начала арабского мятежа, правительство и вовсе резко ограничило иммиграцию. Таким образом, в те годы, когда у европейских евреев возникла нужда в Палестине, ее двери для иммигрантов начали постепенно закрываться.

Одним из важных начинаний, предпринятых в эти годы сионистским движением, была организация алии детей из Германии – так называемая «Молодежная алия» («Алият ха-ноар»). Еврейские семьи в Германии, у которых по разным причинам не было возможности покинуть страну, получили возможность воспользоваться такого рода помощью, чтобы обеспечить будущее хотя бы своим детям. В 1933-1940 гг. в рамках «Алият ха-ноар» в Эрец-Исраэль прибыло более 5000 детей – две трети из Германии, 20% из Австрии, остальные из Чехословакии и других стран Восточной Европы. Все они были устроены в детские учреждения в городах, в киббуцах и мошавах.

aliyat_ha_noar_evropa.jpg
Воспитанники Алият Ха-Ноар из Восточной Европы, пережившие Холокост, в сельскохозяйственной школе «Мосинзон»

Для того, чтобы обеспечить новоприбывших репатриантов жильем, на землях, приобретенных Еврейским национальным фондом, возникали все новые и новые поселения. Иногда они возникали буквально за одну ночь. Поскольку местные власти сопротивлялись новому строительству, Еврейское Агентство воспользовалось законом, существующим еще со времен Османской империи, согласно которому любое здание, имеющее крышу, не может быть снесено. Логика была простая: чтобы возвести здание без получения от властей соответствующего мандата, достаточно было его построить за одну ночь.

Технологию такого строительства предложил киббуцник Шломо Гур. На какой-нибудь нейтральной территории, незаметно от всевидящих глаз арабского окружения заранее готовились стены из двойных досок с насыпанной между ними щебенкой и в дополнение к ним дощатые крыши. В один прекрасный день такие готовые к сборке детали привозились на заранее выбранный участок и за несколько часов (пока местные арабы не опомнились и не помешали своим набегом) собирались. Бараки выстраивались по углам небольшой – буквально 35 на 35 метров – площадки, сама площадка обносилась проволочным заграждением, в центре сооружалась небольшая сторожевая вышка – и новый поселок был готов. Такой метод постройки получил название «Стена и башня» (Хома умигдаль»).

Первые такие поселки воздвигли репатрианты из Болгарии в 1936 г. на территориях, которые были оставлены евреями после кровавых событий 1929 года в районе озера Кинерет. Позднее таким же образом были созданы новые поселки в других районах ишува и даже одна железнодорожная станция – Бейт-Йосеф.

stancia_yagur_1939.jpg
В ожидании поезда. Станция Ягур. 1939 г.

Этим же методом был заложен и первый религиозный кибуц в Эрец-Исраэль. Его основали 30 июня 1937 г. Назвали его Тират-Цви («Замок Цви») – в честь рава Цви Гирша Клишера, провозвестника палестинофильского движения в Европе.

За годы Пятой алии еврейское население Палестины удвоилось и к 1937 году составило около 400 тысяч человек, а это уже было 30% от общего количества жителей региона. Профсоюзная организация Гистадрут объединяла в своих рядах более ста тысяч человек. Это в ведении Гистадрута работали школы и больницы, поликлиники и санатории, биржи труда и страховое общество. Это его компания «Солель-Боне» прокладывала дороги, осушала болота, строила жилые дома и здания для промышленных предприятий. Это его кооперативы «Тнува» и «Машбир» сбывали готовую продукцию. Это он, Гистадрут, выпускал газету «Давар» («Слово»), содержал спортивное общество «Га-Апоэль» («Рабочий») и банк с тем же названием.

В отличие от репатриантов предыдущих волн алии, Пятая алия в значительной степени состояла из людей, бежавших от наступающего нацизма. Немецкие евреи («йеким») серьезно повлияли на облик ишува, ибо это были, по большей части, представители творческой интеллигенции, деятели науки, культуры, бизнесмены, университетские профессора. Им было невероятно трудно: без знания языка, оказавшись в непривычной обстановке патриархального Востока, в сложных климатических условиях, не имея возможности для профессионального трудоустройства, они все же нашли в себе силы постепенно включиться в жизнь страны, найти в ней свое место и внести значительный вклад в ее развитие. Многим из них удалось привезти с собой значительные капиталы, находившиеся до этого в банках различных европейских стран.

Средства, привезенные с собой представителями новой алии, привели к тому, что за четыре года частные капиталовложения евреев в Эрец-Исраэль к 1936 году достигли 31 млн. фунтов стерлингов. Начался серьезный экономический подъем региона. Больше половины средств было инвестировано в строительство, 7 млн. – в промышленность, около 6 млн. – в сельское хозяйство. Увеличились капиталовложения национальных фондов. Около половины прибывших осело в Тель-Авиве, в результате чего его население достигло 150 тыс. человек. Архитекторы из Германии привезли с собой в Палестину архитектурный стиль «Баухаус», и теперь Тель-Авив занимает первое место в мире по числу зданий этого стиля.

kibutc_ein_harod_1936.jpg
Кибуц Эйн-Харод. 1936 г.
Молодые репатрианты из Германии танцуют хору

В период 1933-1935 гг. импорт и экспорт Палестины вырос более чем на 50%. Потребление электроэнергии, всегда являющееся точным показателем экономического роста, возросло почти в три раза. В то время, как бюджеты многих стран испытывали дефицит, насчитывающий миллионы долларов, доходы Палестины росли. В 1932 году 1300 фирм были представлены на «Левантинской ярмарке» в Тель-Авиве. К этому же году в Палестине уже было 160 еврейских сельскохозяйственных поселений, и с каждым месяцем их становилось все больше.

В Хайфе было завершено строительство нефтеперерабатывающего завода и нового Хайфского порта. Евреев в Хайфе стало около 50 тыс. человек (50% всего населения города), в Иерусалиме – 76 тыс. человек (60%). В городах появились еврейские районы.

haifa_port_1933.jpg
Порт в Хайфе. 1933 г.

В Иерусалим подвели водопроводную линию. В сельскую местность поселилось не столь много новых репатриантов, но, тем не менее, возникли новые мошавы и кибуцы. Только между Хадерой и Нетанией было создано около 20 новых сельскохозяйственных поселений. Изменилась социальная структура ишува. В 1932 г. в школах с преподаванием на иврите уже было более 20 тыс. учеников. Жертвы арабского террора 1929 года всколыхнули еврейское население, и тысячи евреев вступили в «Хагану», оценив ее крайнюю необходимость. В 1931 г. было создано ее национальное командование, и она превратилась в разветвленную подпольную организацию с отделениями во всех еврейских городах и поселках страны. Были открыты многочисленные курсы подготовки инструкторов боевой подготовки, созданы тайные склады оружия, мастерские по ремонту военной техники.

Экономический рост ишува привел к появлению многих тысяч новых рабочих мест, начался приток арабского населения из других регионов Ближнего Востока. Арабская община не была готова к этому, абсорбировать его безболезненно регион был не в состоянии. В арабской периодической печати велась разнузданная антиеврейская пропаганда, целью которой было создание всевозможных препятствий для покупки евреями земель. В ход шло запугивание землевладельцев, разжигание споров и организация политических провокаций. В октябре 1933 г. арабы организовали массовую демонстрацию, протестуя против роста еврейской иммиграции. Акция была подавлена властями.

В подавлении арабских вооруженных выступлений активное участие принимали отряды «Хаганы». Британская администрация в официальном порядке их не признавала, но «де факто» шла на сотрудничество. Из евреев были сформированы специальные полицейские формирования. В то же время против арабов также действовала отколовшаяся от «Хаганы» в 1931 г. боевая организация «Иргун». За два с половиной года (1936-1939), что длилось арабское восстание, погибло более 5000 арабов, около 400 евреев и 200 англичан. Около 15000 арабов пострадали во время межклановых стычек. Позднее было уточнено, что «арабскими террористами было убито больше арабов, чем евреев». Важным итогом восстания стало рождение двух экономических систем в Палестине – еврейской и арабской. Резко возросло государственное и хозяйственное значение «чисто еврейского города» Тель-Авива. После восстания здесь был построен собственный порт, а значение древнего порта в Яффо стало падать. К 1939 г. в Палестине проживало около 1 млн. 70 тыс. арабов и около 460 тыс. евреев.

old_jerusalem_m20.jpg
Древний Иерусалим

Арабский бунт, хоть и был подавлен, но он привел к тому, что правительство Великобритании вновь уступило требованиям бунтующих. Уже в 1936 г., сразу после начала арабского мятежа, власти резко ограничили еврейскую иммиграцию, сведя ее до минимальных цифр. Поток репатриантов в 1936 г., по сравнению с предыдущим годом уменьшился вдвое, и составил около 30 тыс. чел. В 1939 г. в Эрец-Исраэль прибыло всего 13,7 тыс. евреев. В целом, с Пятой алией в Палестину прибыло свыше 250 тыс. человек, и около 20 тыс. покинуло ее. В последующие три года число новоприбывших не превышало официально оглашенной квоты – 15000 чел. в год. Но к 1940 году евреи уже владели 150 тыс. гектаров земли. Процесс будущего возрождения древней Земли Израиля стал необратимым.



ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №20

 
 
Яндекс.Метрика