Холокост глазами историка ХХI века. Часть 5

 

Продолжение. Начало см. «Мезуза», №16, 17, 18



ВОПРОС: В общественном сознании сложился устойчивый образ жертв Холокоста как о многотысячных толпах евреев, покорно, без малейших попыток к сопротивлению идущих на смерть. Почему сложилось такое мнение?

Такой стереотип образа жертвы Холокоста характерен лишь для людей, совершенно не владеющих информацией, как же на самом деле происходило уничтожение нацистами огромных масс людей. Кстати, не только евреев. В настоящее время в открытой печати стали появляться снимки многокилометровых колонн советских военнопленных, взрослых, крепких физически, тренированных в годы службы в Красной Армии мужчин, покорно идущих под конвоем немецких солдат, когда один конвоир приходится на добрую сотню подконвойных. И тогда начинаешь понимать, что было на душе у женщин, идущих в аналогичных колоннах, когда рядом с ними были цепляющиеся за подол дети и глубокие старики – бабушки и дедушки. О каких актах сопротивления в таких условиях вообще могла идти речь, если малейшее неповиновение могло немедленно привести к гибели не только одной конкретной семьи, но и всей колонны в целом?!

ВОПРОС: А что, разве мужчин, способных к сопротивлению, в расстрельных колоннах не было?

Практически не было. Для того, чтобы убрать из колонн мужчин, нацисты использовали особую тактику: когда гитлеровские войска занимали крупный населенный пункт, почти немедленно с помощью местных коллаборантов проводилась перепись еврейского населения как города, так его окрестностей. После этого все мужчины и подростки, которых оккупанты могли расценить как возможных участников сопротивления, изолировались в особых концлагерях. Позднее их уничтожали. Происходило это, естественно, задолго до акций уничтожения остального еврейского населения. К примеру, в Бресте, в Брестской крепости, было изолировано, а затем расстреляно 4000 человек, в Минске, в концлагере «Дрозды», недалеко от города – 30000.

ВОПРОС: Одним из неизбежных факторов любой войны является возникновение условий, при которых население оккупированных врагом районов вынуждено ради сохранения жизни сотрудничать с новой властью. Насколько это явление было характерно для еврейского населения в зоне оккупации во время Второй мировой войны?

Сотрудничество с оккупантами (коллаборационизм) являлось следствием новых условий жизни населения, установленных врагом на захваченной территории, когда основной целью жизни людей становилось физическое выживание. Поэтому любая форма сотрудничества становилась необходимостью, а коллаборационизм в любой форме – вынужденным. Особенно острой эта проблема становилась в условиях гетто, куда оккупанты обычно заключали еврейское население. Но нужно отличать добровольное сотрудничество с оккупантами по взаимному согласию и вынужденную работу для получения пищевого пайка и необходимость хоть как-то прокормить семью.

ВОПРОС: А какие формы добровольного сотрудничества с оккупантами существовали в условиях гетто?

Сотрудничество с властями обеспечивали органы еврейского самоуправления (юденраты), которые нацисты создавали в местах массового проживания евреев. В полномочия юденрата входило обеспечение хозяйственной жизни и порядка в гетто, сбор денежных средств, отбор кандидатов для работы в трудовых лагерях, а также исполнение распоряжений оккупационной власти. Юденрату формально подчинялась также еврейская полиция – еврейская служба порядка.

ВОПРОС: Но ведь это как раз и было проявлением откровенного коллаборационизма!

Не все так просто. Члены юденратов сотрудничали с немцами по разным мотивам. Некоторые считали, что таким образом они помогают сохраниться еврейской общине — особенно такие идеи были популярны до начала кампании массового уничтожения. Некоторые сотрудничали в надежде спасти себя и свои семьи.члены юденратов часто тайно сотрудничали с антинацистским подпольем, например в гетто Риги или Минска, многие пытались теми или иными способами облегчить участь заключённых. Судьба членов юденратов в итоге оказалась такой же как и у остальных евреев – большинство из них были убиты нацистами.

Члены юденратов, в большинстве своем, отождествляли себя со всеми остальными узниками гетто и ставили перед собой цель обеспечить населению гетто такие условия, при которых у него было больше шансов на выживание. При этом особое внимание уделялось, по возможности, опеке над многодетными семьями, малоимущими, людьми преклонных возрастов, одинокими людям и инвалидами. Члены юденратов часто тайно сотрудничали с антинацистским подпольем, К примеру, члены первого состава юденрата Минского гетто почти все были публично повешены нацистами на городской Юбилейной площади – центральной площади гетто.

ВОПРОС: Но в общественном сознании и сегодня члены юденратов оцениваются как предатели.

По большей части, так оно и было. В том же Минском гетто была еврейская полиция, большинство членов которой отличались коварством и жестокостью.

ВОПРОС: И, тем не менее, как и любое сообщество, полиция тоже не могла быть однородной. Отдельные ее представители были разного происхождения, разный жизненный опыт, отличались различной мотивацией и т. д.

Отличительная особенность еврейской коллаборации заключалась в том, что она, в отличие от коллаборации коренных жителей, почти никогда не имела под собой идеологической основы, а юденраты и иные еврейские коллаборационистские органы управления и вовсе часто формировались властями в принудительном порядке. Тем не менее, за коллаборантами все послевоенные годы тянулся иногда открыто, а, чаще всего, подсознательно шлейф предательства. Естественно, это, как правило, не касалось евреев, поскольку, как в ходе войны выяснилось, они подлежали тотальному физическому уничтожению. Но сегодня за коллаборационизмом утвердилось новое определение: это осознанное, добровольное и умышленное сотрудничество с врагом в его интересах и в ущерб своему государству. Как свидетельствует история, факты такого рода в еврейской среде носили исключительный характер, а их носители разделили судьбу всех остальных жертв гитлеровского геноцида.

ВОПРОС: Почему массовое уничтожение евреев на захваченных Германией территориях не встретило серьезных протестных акций со стороны мирного населения этих стран, в том числе, в самой Германии?

До Второй мировой войны в основе всех известных истории актов геноцида лежали религиозные конфликты – массовое уничтожение людей по религиозному признаку. В ХХ веке религиозные мотивы перестали играть решающую роль при определении групповой принадлежности людей, но при этом все возрастающую роль стали играть и играют поныне национальные и этнические мотивы. В частности, именно они привели к актам геноцида сотен тысяч жителей Юго-Восточной Азии и Африки. Холокост также явился одним из актов массового уничтожения людей по национальному признаку. Однако для того, чтобы совершить это преступление, следовало психологически подготовить к нему огромные массы людей – соучастников и свидетелей. Как выяснилось в ходе Второй мировой войны, совершить такого рода подготовку оказалось не так уж сложно.

В середине ХХ века, впервые в истории возникли предпосылки к тому, чтобы произошел геноцид еврейского народа: Вторая мировая война явилась результатом возникновения в Европе двух имперских тоталитарных структур (большевистской и нацистской), и в обоих из них антисемитизм был элементом государственной политики. Такое государство в силу самой логики своего развития не только подавляет, терроризирует, но и перетягивает на свою сторону значительную часть населения. По сути, оно вовлекает народ в свои преступления, ибо не только действует от его имени, но и во многом его руками.

Основная мысль идеологии тоталитаризма заключается в том, чтобы убедительно доказать необходимость многомиллионных убийств ни в чем не повинных людей, одновременно обеспечив многотысячной армии убийц и свидетелей этому психологическое оправдание. Вот так и случилось, что стало возможным совершение преступления не против единственной жертвы, а против целого народа, и в исторической науке возникла новая историческая категория – народоубийство.

ВОПРОС: Но как могло произойти, что практически во всей Европе к судьбе евреев большинством населения оккупированных нацистами стран было проявлено такое равнодушие? А ведь евреи веками составляли часть населения этих стран, причем самую грамотную и деловую его часть.

Вторая мировая война для ХХ века была уже второй по счету войной, принявшей мировой характер. А в войнах такого рода, как известно, используются (или могут быть использованы) любые современные средства массового уничтожения. В итоге на плаху политических и имперских амбиций лидеров воюющих государств без малейшего зазрения совести кладется судьба всего населения этих стран, что в значительной степени обесценивает в массовом сознании гибель отдельных малых народов.

ВОПРОС: И все же, хочется думать, что, если бы в это время в масштабах всего европейского континента ни шли военные действия, факты геноцида не удалось бы скрыть, и массовое уничтожение мирного населения было бы просто невозможно.

Думается, что это – ошибочная мысль. Массовая гибель мирного еврейского населения на оккупированной нацистами территории в годы Второй мировой войны в принципе не имеет аналогов в истории войн. Она не зависела от военных действий. Более того, она не была связана с акциями устрашения или мести за сопротивление населения. Не была связана она также и с депортациями из прифронтовой зоны или с массированными бомбардировками мирных городов, как это случилось в Первую мировую войну. Это была отдельная и самостоятельная операция, которую просто оказалось легче и удобнее провести в условиях войны, ибо это гарантировало минимальное вмешательство сил изнутри и извне, и которую следовало бы замаскировывать и прикрывать завесой какой-нибудь военной необходимости.

ВОПРОС: Но ведь одновременно с миллионами евреев в лагерях уничтожения гибли еще миллионы других людей – военнопленные, представители религиозных и сексуальных меньшинств, психические больные, просто мирные граждане практически из всех оккупированных стран Европы. Какие же колоссальные силы и средства нацисты должны были вложить в осуществление этого дикого замысла, да еще в столь короткий срок?!

Все это действительно оказалось возможным, так как впервые в истории геноцид отдельно взятого народа стал одной из главных целей внешней и внутренней политики целого государства (Германии). Решение по этому вопросу принималось нацистами на высшем уровне государственной власти и приобрело плановый характер. Уничтожение мирного населения смогло принять такой глобальный характер, благодаря сочетанию нацистской идеологии с немецким педантизмом и современными достижениями техники, позволившими создать особые технические условия для ускоренной транспортировки (железные дороги, автотранспорт) и уничтожения (машины-«душегубки», газовые камеры, крематории и т.д.) людей. А возможным это стало в силу того, что в разработке теории и практики геноцида принимали участие люди, представляющие элиту государства. Среди них были крупнейшие немецкие ученые, промышленники, политологи, историки, юристы, медики и т.д.

ВОПРОС: А какими принятыми международным сообществом документами понятие геноцида внедрено в юридическую практику в качестве наказания за участие в геноциде?

11 декабря 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, которая осудила геноцид с точки зрения международного права, а спустя два года, 9 декабря 1948 г., единогласно одобрила конвенцию «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него». После того, как Конвенцию подписали конвенции 20 государств – членов ООН, она была ратифицирована. Это произошло 12 января 1951 г., после чего Конвенция вступила в действие. К январю 1969 г. ее ратифицировали 67 стран. В соответствии с конвенцией наказуемыми являются также подстрекательство к геноциду, попытка геноцида, соучастие и сговор с целью совершения геноцида. Действие конвенции распространяется на любого преступника независимо от его общественного положения. Она применима в равной степени как к должностным и частным лицам, так и к тем, кто несет ответственность за принятие законов о геноциде.



Продолжение следует…



ПЕРЕЙТИ К СЛЕДУЮЩЕЙ СТАТЬЕ ВЫПУСКА №20

 
 
Яндекс.Метрика